Rambler's Top100
Герб города Орехово-Зуево Московской областиОрехово-Зуево. Московская область. Информационный сайт города Орехово-ЗуевоФорум Объявления
Герб города Орехово-Зуево 
Поиск по сайту
Навигация
А Вы знаете этого человека?
Уваров Александр
Уваров Александр

А по камушкам Клязьма бежит...

«Издалека долго течет река Волга» - поется в замечательной песне на стихи Льва Ошанина. И многие помнят из уроков географии, что Волга рождается на Тверской земле, недалеко от деревни Волго-Верховье. Некоторые даже бывали там, видели деревянный сруб над родником, рождающим Волгу-матушку. А что наша Клязьма? Откуда родом она? И из чего рождается - из родника ли, из болотца, из озерца ли или просто из земли вода сочится? Кто знает об этом, даже из тех, которые живут на берегах Клязьмы?

Еще вчера я сказал бы: «В Орехово-Зуеве не знает никто». По крайней мере, у того множества людей, которых я опрашивал, ответа не было, а некоторые даже нападали в ответ: «Не знаю, да и не все ли равно. Тебе это интересно, а нам нет». Но то было вчера, а сейчас - сегодня, и я в том редком состоянии, когда точно знаешь, что счастлив. Счастлив без всяких «если», счастлив потому, что долго имел мечту и вот она сбылась.

...Я сижу в автобусе, идущем от Солнечногорска в Москву. Очень хочется искупаться и выпить холодного кваса. Ужаленная осой кисть правой руки распухла и не сгибается. На голове большая ссадина с запекшейся кровью. Рубашка прилипла к телу. Но все это скоро пройдет, а вот этот день - никогда.! Сегодня, накануне дня памяти Святого князя Владимира я нашел место рождения Клязьмы - реки, на которой прожил полвека.

Попасть на исток своей реки хотелось давно, тем более, что этот исток благодаря географическому справочнику представлялся весьма конкретным: «окрестности села Кочергано Солнечногорского района Московской области». Карта показывала, что Клязьма начинается на одной из «вершин» Клинско-Дмитровской гряды. Вершины безымянной, но, по сравнению с нашей Мещерской равниной, весьма существенной - 282 метра над уровнем моря. Шло время, и постепенно я стал понимать, что уже так часто думаю об истоке Клязьмы, что просто обязан найти его и увидеть своими глазами.

...Асфальтовая дорога закончилась у ворот детского оздоровительного лагеря. Клязьма текла по соседству в кустах. От этого места до истока оставалось еще километров шесть, а вот до Орехово-Зуева отсюда пришлось бы плыть около 230 километров.

Первый взгляд на реку вызвал просто умиление. Она предстала замечательно крохотной (всего три метра шириной), густо заросшей лесом и потому тенистой, а главное - с такой чистой и вкусной водой! И еще - она текла по камушкам, как настоящая горная река. Даже с перекатами.

Дальше предстояло идти лесом вдоль русла реки. Перед этим я мысленно простил своим землякам их незнание того злополучного вопроса об истоке. Неожиданно выяснилось, что местные жители тоже никогда не слышали о нем и даже называют речку просто «родничком» или «источником». Правда, это были все больше дачники, без тени смущения, отсылавшие меня к тем, кто жил здесь еще до войны. Но все равно стало как-то грустно: забраться так далеко, стоять почти у истока, а о нем и даже о реке никто здесь и не слышал.

Бог помог и свел с добрым человеком - заместителем директора лагеря Юрием Николаевичем. Оказалось, что он ходил с детьми по реке, но до ее верховьев они шли около шести (!) часов, а слабая тропинка держится лишь первые сотни метров. Далее начинается девственный лес. Прямо возле лагеря река разливалась метров на двести. Здесь второй год живет семья бобров. Это они сделали плотину и валят к воде растущие по склонам осины. А у самого берега возвышалась куча из толстых осиновых веток - хатка бобров.

Лес оказался действительно первозданным, едва проходимым и похожим на сибирскую тайгу. За весь путь я не встретил ни одного признака человеческого присутствия, кроме старой пластмассовой бутылки в начале своей дороги. Никаких кострищ, окурков, пеньков и прочей гадости не было и в помине. Зато через каждые десять шагов поперек дороги лежали огромные и ощетинившиеся торчащими ветками деревья. А там, где было посырее, на страже леса стояли двухметровые заросли крапивы. Кроме того, берег, по которому я шел, представлял собой очень крутой склон. Вершина, обозначенная на карте, давала о себе знать: река текла по дну очень глубокого, крутого и поросшего лесом оврага.

Уже через полчаса стало понятно, что я не иду, а продираюсь, и если придется возвращаться, то своего следа ни за что не найти. Но вернуться было никак нельзя — слишком дорогая награда ожидала впереди. Вообще-то лес был замечательным, хвойно-широколиственным. Его верхний ярус образовывали могучие ели, дубы, липы, осины и березы, а под ними густо переплетались кустарниковые заросли орешника, клена, бересклета, бузины. Даже в полдень солнце едва проникало под полог леса и было так темно, что фотоаппарат всегда давал вспышку при съемке.

.. .Я шел уже больше часа, а Клязьма и не собиралась суживаться. Она была все такой же тихой и весело бегущей на стреминках. Время от времени я спускался к воде напиться и ополоснуться от иголок и листьев, которые щедро сыпались на голову и за ворот рубашки. И река утешала без слов, позволяла опуститься перед ней на колени, опустить голову в маленький омуток. А омутки были, так же как и перекатики и стремнинки. Брошенная в воду травинка проплыла один метр за 4 секунды, то есть скорость реки составляет здесь, примерно, девятьсот метров в час. Учитывая засуху нынешнего года, это совсем немало. Вода в реке была очень холодной и казалась совсем безжизненной. В ней не было ни мальков рыб, ни насекомых, ни даже моллюсков.

Как-то странно было думать о Клязьме применительно к той крохотной речушке, что текла под ногами. Но река - не человек. Это мы видим себя на детских фотографиях и знаем, что уже никогда не будем такими. А реку можно увидеть «ребенком».

Вот так, обдираясь о сухие ветки, обжигаясь крапивой и освежаясь в реке, я потихоньку шел к истоку Клязьмы. Шел, постепенно понимая, что так и должно было быть. Слава Богу, что к истоку своей родной реки нельзя подъехать на машине, что она подпускает к себе только потрудившегося.

Наконец, склон стал выравниваться, и впереди показалось небольшое, метров двадцать в длину озерко, заросшее растениями и похожее на васнецовский прудик с Аленушкой. У своего верхнего берега озерцо переходило в сырое болотце, сплошь покрытое ковром незабудок. Множество голубых глазков смотрели из него на меня и как бы говорили: «Не забывай нас, помни!». Из незабудок выходил крохотный ручеек, через пять шагов заканчивающийся ключиком. Прямо из-под земли, из давно устроенной кем-то трубочки текла чистая и холодная вода. Родник! Слово, однокоренное с Родиной, родителями, родными, природой...

Стоя у родника и напившись его воды, я вдруг вспомнил, что не взял ничего, чем путешественники отмечают памятные места. Не было даже монетки. Оставалось как в песне - опустить в воду свои ладони. Но Бог вразумил и на этот раз: я просто снял с шеи крестик и сделал им крест в воде. А уходя, от всех нас, живущих на Клязьме, почистил дно лужицы перед родничком. Неподалеку оказались еще роднички, бьющие прямо со дна Клязьмы. К ним шла тропа и окрестные дачники брали клязьминскую воду для питья. Выше ключей воды не было. Русло примерно в метр шириной было без воды. Здесь на вершине горы река выходила на луг и издалека выдавала себя лентой зеленых кустов вдоль берегов. Пройдясь по сухому руслу через луг, я оказался перед высокой насыпью новой дороги. Из-под насыпи на меня «смотрели» отверстия двух больших труб. С другой стороны дороги был пруд. Из него и должна была питаться Клязьма. Но в нынешнюю жару пруд был таким мелким, что уровень воды стал намного ниже труб и русло от пруда до ключей совершенно высохло.

Оказалось, что у Клязьмы целых два источника питания. Весной и в дождливый год она истекает из пруда, а если тот подсыхает, река рождается километром ниже, от родников. И чтобы ни случилось, бежит клязьминская водица в неизведанные дали. Я привез домой бутылку воды из рождающего Клязьму родника. Угостил друзей, а остаток вылил уже в нашу, ореховскую Клязьму. Пусть в ней пребудет хоть капля с истока.

Ну что же, одной мечтой стало меньше? Да, но взамен появилась новая, тоже в виде вопроса: «Дети, вы можете представить себе нашу Клязьму, которую легко перепрыгнуть или перейти по поваленному дереву?». Вот если бы с такого вопроса начинался первый урок в наших школах! Первый урок 1 -го сентября. Урок, посвященный Родине.

На фото: исток Клязьмы; первые километры реки (фото автора).
В.Н. Алексеев

Ссылки по теме:

Далее:
Важнейшие даты в истории города Орехово-Зуево

Показать комментарии читателей (4) или добавить свой
 


Информационный сайт города Орехово-Зуево.
©1999-2003 Владимиров Сергей; Маликов Андрей; Орлов Дмитрий;
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Rambler's Top100 Информационно-деловой портал Московской области