Rambler's Top100
Герб города Орехово-Зуево Московской областиОрехово-Зуево. Московская область. Информационный сайт города Орехово-ЗуевоФорум Объявления
Герб города Орехово-Зуево 
Поиск по сайту
Навигация
А Вы знаете этого человека?
Бабенко Анатолий Гаврилович
Бабенко Анатолий Гаврилович

Жеребцова Руфина Николаевна

Француженка до кончиков волос

…Вырвавшись из тесного и душного кольца городских строений, мчимся по ровному свободному шоссе, ведущему в чистый и просторный зеленый мир, призывающий во весь голос воскликнуть: «Нирвана!» Блаженство, покой, свобода… Светская львица, «француженка до кончиков волос» (из рецензии на спектакль «Заколдованная яичница») и вдруг – уединение, тишина и кажущееся отсутствие всякой цивилизации.

Как все это может совмещаться в одном человеке?

Мои размышления были прерваны крутым поворотом дороги, с левой стороны которой среди бесконечного поля виднелся пышный ярко-зеленый оазис. Еще один крутой поворот, и дорога нырнула в густую кущу деревьев, из-за которых я вдруг увидел… нет, не замок, но и не просто дом. Кирпичное, серого цвета строение без особых архитектурных излишеств: сдержанный классический стиль плавно переходящий в готический, опоясанный элементами мавританского. Эклектика? Да, но какая!

Лай сторожевых собак и радушный хозяин встречают меня в воротах усадьбы… Зеленые, коротко стриженные газоны, украшенные цветниками в каменных обрамлениях неправильной формы. Альпийская горка, миксбордер. В общем, все в современном стиле. Даже банальные грядки с овощами и теплицы органично сочетаются на благоустроенной земле. Садовника, как я потом узнаю, нет, домработницы – тоже. Значит… А руки всегда такие ухоженные, с длинными и накрашенными ногтями!

На берегу пруда, в широком, чистом зеркале которого отражается дом, в мягком шезлонге сидит ОНА и… ловит рыбу! А в ведре уже несколько штук плавают! Пока я осматриваю и осмысливаю увиденное, хозяйка переоблачается и приглашает меня в дом…

Это интервью с Руфиной Жеребцовой – актрисой (прежде всего именно актрисой, как бы там ни бурчали некоторые злопыхатели), а ныне директором Дома культуры на площади Пушкина – пролежало в моем архиве без малого четыре года. Я его готовил, будучи еще журналистом «Ореховских вестей». Но не успел опубликовать – уволился из-за конфликта с главным редактором.

К счастью, наш разговор не утратил актуальность. Похвастаюсь: с Руфиной Николаевной нас связывает очень давняя дружба (я тогда увлекался театром, а она была моим кумиром). Теперь я не только единственный журналист, кому удалось побывать в ее загородном доме, но и единственный, с кем она поделилась самыми сокровенными мыслями. Правда, не всеми. И хотя Руфина Николаевна не одобряет мое сотрудничество с газетой «Свобода и Слово», я рад, что пусть и четыре года спустя, но это интервью все же увидит свет именно в нашей газете.

Мы сидим в крошечной малиновой комнате, где стоят два кресла, над одним из которых висит парадный портрет работы молодого талантливого художника В. Васько, а из-за другого, как бы прячась от посторонних глаз, выглядывает тренажер. Кроме кресел в комнате имеются диванчик, пианино, музыкальный центр и много-много кассет, дисков, пластинок.

Звучит классическая музыка. Руфина рассказывает, что это – единственный скрипичный концерт, написанный Бетховеном специально для выдающегося австрийского скрипача Ф. Клемента. Причем концерт этот сначала не был принят ни критиками, ни зрителями, зато впоследствии стал подлинной жемчужиной в репертуаре крупнейших скрипачей мира.

– Руфина Николаевна, вы много раз давали интервью и, кажется, сказали о себе уже все, что можно было сказать и даже больше. Но вы без всякой лести – весьма многогранная личность, поэтому наверняка осталось что-то такое, о чем вы еще никому не рассказывали...

– Ты прав, многие люди, пытаясь судить обо мне, уверены, будто знают обо мне все или почти все. На самом деле это не так. Имея такой интерес к моей персоне, вы, журналисты, до сих пор не попытались даже понять, чем он у вас вызван. Для меня же самой важно более глубокое понимание себя: своего характера, своей жизни, своей сущности. Мне совсем не хочется ассоциироваться у окружающих с симпатичной пустышкой. Поэтому я очень упорно работаю над собой. Интересуюсь и живописью, и классической музыкой, и литературой. Правда, литературу предпочитаю зарубежную, русская меня почему-то всегда отталкивала, в ней все как-то мрачно, тяжело, слишком обыденно…

– Какая жизнь, такая и литература. Но теперь мне понятно, почему ваш лексикон изобилует иностранными словами…

– Это, скорее, современный эстрадный сленг! Но у нас всегда было засилье иностранных слов! Я люблю читать словари, и была поражена: русский язык почти наполовину состоит из иностранных слов, просто мы привыкли считать их русскими.

Если кто-то не понимает смысла многих современных слов, в большинстве своем заимствованных из других языков, не надо прикрываться красивыми и лжепатриотичными высказываниями, мол, фи, у нас и свой язык «богатый и могучий».

Надо понимать, что прогресс не стоит на месте, а нам надо успевать за ним.

А вот за чистотой речи сама слежу с пристрастием. И всегда негодую, когда слышу слова-паразиты и недопустимые жаргонизмы. Хотя забавные словечки и фразы типа «крыша съехала» мне «прикольно» употреблять. Я не поучаю. Но и мне делать замечания по поводу моей лексики не надо.

– А я и не делал, кстати! Банальный вопрос, на который хочу услышать оригинальный ответ: чему бы вы посвятили себя, если бы не сложилось с театром и вообще со сценой?

– Наверно, взялась бы за живопись. В детстве у меня неплохо получалось рисовать и акварелью, и масляными красками. Кстати, родители на моих способностях зарабатывали деньги. Раньше были такие настенные миниатюры из алебастра или гипса – я их делала и расписывала вместе с папой. Мне всего-то было тогда лет одиннадцать, а уже сама зарабатывала. Потом даже пыталась писать портреты (но это несерьезно).

Еще у меня, как говорят мои знакомые, неплохие дизайнерские способности: все интерьеры на даче придумала сама, а отделывали мы все вместе с мужем. На поприще моды могла бы сделать интересные шаги. Мне никогда не приходилось гнаться за модой. Интуитивно чувствую, что будет актуально в новом сезоне. А некоторые детали, которые я придумываю сама, потом с восторгом вижу на моделях Юдашкина.

– Слушаю вас и никак не могу взять в толк: в одиннадцать лет вы заработали первые деньги, у вас необычайный талант модельера, едва ли не круче, чем у Юдашкина. И зачем вам нужна культура, которая не приносит никакого дохода? Гонорары-то в модельном бизнесе куда больше зарплаты директора ДК в пять тысяч рублей!

– Ну с обобщениями ты уж хватил! Юдашкиным я всегда восхищаюсь и просто обожаю его. А вот культура – это основа всех основ. Да простят меня врачи, учителя и все остальные, но если человек духовно беден, он не сможет быть ни хорошим врачом, ни педагогом, ни деятелем науки. Культура в людях определяет все. А потом, ничего просто так не происходит. Значит, судьбе было угодно, чтоб я работала именно в этой сфере.

Господь наградил меня очень чувствительной душой и многими творческими способностями, которые я должна развивать. А материальной выгоды я вообще никогда ни в чем не искала. Все, кто меня близко знает, подтвердят: деньги для меня – это некая загадочная субстанция. Как только они у меня появляются, сразу исчезают.

– Покорность судьбе – это жизненный принцип или что-то из области религии?

– Да, я человек с Господом в душе. Именно в душе, а не на людях. Я крайне редко хожу в церковь, ибо не нахожу там никакой благости, о которой говорят некоторые верующие. Я вижу, что и там кто платит, тот и заказывает музыку. Не осуждаю – просто констатирую.

В моей жизни бывали мгновения, когда я убеждалась, что меня охраняет высшая сила. Например, трагедия с моим сыном, который был уже при смерти, а мы его вытащили. Ничем, кроме воли Божьей, я не могу этого объяснить! Господь есть, он любит и слышит меня.

– Ну, конечно, а врачи, стало быть, ни при чем?!

– Врачи, когда я впервые увидела сына в коме, сказали мне, чтоб я не суетилась и не тратила силы, все равно он умрет, но я подумала: «Ну уж нет, только не мой сын!» И началась борьба за жизнь. Это ответ на твою реплику. Господь долго терпит и дает нам возможность самим осознать и исправить ошибки. А потом – или наводнение или землетрясение. Были же и Вавилонская башня, и Содом с Гоморрой, и Всемирный потоп. Это все уроки. Боюсь, как бы не повторилось что-нибудь подобное в ближайшем будущем. В последнее время мы стали черствыми, равнодушными, во главу угла ставятся деньги, деньги и только деньги. Мы забыли, что прежде всего надо быть человеком с христианской душой. Ведь всего, как говорят, с собой не унесешь. А жить так, чтоб в твою сторону плевали… Нет, нехорошо... Люди, конечно, все разные, и не мне поучать. Знаю лишь: все в руках Господа, и мы не вправе обсуждать и уж тем более осуждать его волю.

– Я бы с вами поспорил, но наша беседа начинает напоминать урок в церковно-приходской школе. Лучше расскажите, почему вы со стороны кажетесь высокомерной, а на самом деле это не так. В чем причина такого несоответствия? Может, в вашей красоте?

– Никогда не считала себя красавицей! Хотя преподнести себя умею. Я никогда не ставила себя над другими. Наоборот, всегда считала: да куда мне! Это было моим комплексом, а когда у человека есть комплексы, он становится более замкнутым. Именно это могло восприниматься, как высокомерие, тем более в сочетании с моей внешностью. Саш, отстань от меня с этим вопросом, лучше скажи, что ты сам об этом думаешь. А мне трудно анализировать. Что я должна ответить: нет, люди, я не такая?!

– Я знаю, что у вас интересная родословная…

– Увы, всей своей родословной я не знаю. Дед был революционером, во время Гражданской войны командовал отрядом, проводившим продразверстку. Будучи на Украине, остановился на постой в одном зажиточном доме, где и встретил мою бабушку, семья которой происходила из польских шляхтичей. Бабушка не говорила по-русски – не знаю, принципиально или просто не знала языка. Она работала медсестрой в больнице, а дед так и остался партийным работником.

По папиной линии произрастают мои творческие корни. С той стороны дед был фотографом, а бабушка – не то модисткой, не то просто закройщицей, но шить меня научила именно она.

Что касается моих родителей, то мама, как самая младшенькая в семье, была до неприличия избалованна. Она испортила нам с отцом всю жизнь. У нее было медицинское образование, но работать в больнице она не могла. Была жутко капризной. Для меня она пример того, какой нельзя быть (прости меня, мамочка!). Но я и за это ей благодарна.

Отец был трудягой, мастером на все руки. Я любила его безгранично. Царство им небесное!..

К Руфине Жеребцовой можно относиться по-разному, но она ни перед кем не лебезит, никого не поливает грязью, а прямо высказывает свою точку зрения (по этическим соображениям я намеренно не стал заводить разговор о проблемах культуры в городе Орехово-Зуево, моя точка зрения – это моя точка зрения). Руфина не стесняется быть оригинальной, но в то же время не кичится своей самобытностью. Она естественна. И это вызывает уважение.

Неординарная личность, она от природы не такая, как все. В ее жизни нет серости, обыденности, банальности. Если одеваться – так шикарно, если шутить – так остроумно, если жить – так по возможности красиво…

Мы, мужчины, как бы ни стремились, никогда не сможем понять природу таких женщин, как Руфина Жеребцова. Да и стоит ли?!

Беседовал Александр Елисов

Ссылки по теме:

Назад:
Голоднов Евгений Яковлевич
Далее:
Запорожцев Юрий

Показать комментарии читателей (1) или добавить свой
 


Информационный сайт города Орехово-Зуево.
©1999-2003 Владимиров Сергей; Маликов Андрей; Орлов Дмитрий;
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Rambler's Top100 Информационно-деловой портал Московской области