Rambler's Top100
Герб города Орехово-Зуево Московской областиОрехово-Зуево. Московская область. Информационный сайт города Орехово-ЗуевоФорум Объявления
Герб города Орехово-Зуево 
Поиск по сайту
Навигация
А Вы знаете этого человека?
Сокольский Михаил Ильич
Сокольский Михаил Ильич

Корсаков Никанор Атафонович

Корсаковы – святая к музыке любовь

«...Музыка, когда она совершенна, приводит
сердце в точно такое же состояние,
какое испытываешь, наслаждаясь
присутствием любимого существа,
то есть что она дает, несомненно,
самое яркое счастье...»

Стендам
(псевдоним французского писателя-реалиста
Анри Мари Бейля)

В нашем рассказе о становлении любви к музыке и песне, о робких ростках культурных начинаний, «проклевывавшихся» в текстильном Орехово-Зуеве у самого порога ныне завершившегося ХХ века, мы уже упоминали о состоявшихся в «бараках» на Крутом выступлениях коллектива местных любителей театрального искусства. Он-то и стал у нас своеобразной «первой ласточкой» самодеятельного художественного творчества, безусловно, заслуживающей такого статуса.

Согласитесь, далеко не всегда можно точно датировать первые уверенные шаги удачного старта наших предшественников в развитии самодеятельного художественного творчества. Работникам Орехово-Зуевского историко-краеведческого музея, землякам-краеведам сделать это удалось.

Своеобразной датой отсчета вполне обоснованно может быть названо 26 декабря 1886 года. Именно в этот день на импровизированной сцене одного из крутовских «бараков» был поставлен полнометражный спектакль (как в ту пору называли сборную концертную программу). В нее были включены: одноактная пьеса «Утро молодого человека» (барина играл А. А. Андриевский, Фильку — Ф. А. Савин), водевиль «Ямщики», или «Как гуляет староста» (здесь роль старосты исполнил К. П. Нешумов, дочь Груню играла молодая женщина, известная среди фабричных по закрепившемуся за ней прозвищу «Сашка-волхва», роль первого ямщика исполнял И. М. Ионкин, второго ямщика — Н. Н. Вознесенский, смотрителя — И. Н. Мухин). В третьем отделении выступил хоровой коллектив, исполнивший русские и украинские песни.

Постановщиком этого первого «спектакля», с которого начинает свой отсчет организованное самодеятельное художественное творчество в Орехово-Зуеве, был Никанор Атафонович Корсаков.

По дошедшим до нас отрывочным сведениям о раннем детстве, оказавшегося весьма колоритным героя нашего повествования, Никанор Корсаков воспитывался в семье, которая своими истоками восходила к тем оброчным крестьянам Вологодчины, которые, как и их обездоленные соседи из иных нечерноземных губерний российского Северо-Запада в 16—19 веках, повинуясь воле крепостников-помещиков, бурлачили на полноводных реках, впрягаясь в бечеву, прочную толстую веревку. Они сами, а там, где позволяли природные условия, — с помощью лошадей, перемещали против течения большегрузные по той поре речные суда, доставляя товары к месту назначения.

Никанор, сын волжского бурлака, был из тех, о ком в хорошем смысле говорят: из молодых, да ранний! Голодное, трудное детство ожесточает одних, заставляет быстрее взрослеть других — иначе не выдюжить. Неведомо, какими путями-дорогами воспитанник трудолюбивой семьи бурлаков из далекой Вологодчины появился на Никольской мануфактуре. Был он, как говорят, и швец, и жнец, и на дуде игрец, смекалистый, верткий, до любой работы охочий.

Никанор быстро переступал через ступени рабочей «табели о рангах». Начав с обычной для многих двенадцатилетних ровесников должности «мальчика куда пошлют», он сумел обратить на себя внимание, выказывая не присущую большинству своих ровесников завидную пытливость и исполнительность.

И еще была у Никанора одна недетская страсть: не имея за плечами никакого специального образования, он использовал любую возможность, чтобы постичь то, перед чем многие его ровесники пасовали. Каждую свободную минуту старался провести на хлопковой базе, чтобы расспросить у тамошних работников о ведомых им отличиях длинноволокнистого и обычных сортов хлопка. Со временем он уже мог без ошибок отличать хлопок американский от индийского или египетского, любой другой «прописки». Даже ветераны-специалисты не переставали удивляться, как смышленый подросток, по-взрослому деловито глядя на кипы хлопка, ставил «диагноз» — определял адреса поставщиков: Туркестан, Хива, Бухара...

Со временем уважительный и аккуратный во всем паренек стал приметным для многих своей общительностью, веселым нравом. Сыграть на гитаре, спеть или сплясать вместе со своими ровесниками он не заставлял просить себя в свободные отдела часы.

Все эти приобретенные «на гражданке» качества сгодились рядовому Никанору Корсакову в годы его военной службы в Харькове. Ребятам из его подразделения часто поручали нести службу по обеспечению пожарной безопасности местного драматического театра. Кто-то воспринимал подобное служебное задание в тягость, а Никанору оно всегда было в радость. Он часто высказывал свою готовность подменить захворавшего товарища, чтобы лишний раз попасть в театральное закулисье, послушать удивительно красивые украинские песни, поглядеть, как лихо танцуют молодые хлопцы украинский гопак. Даже редкие дни, когда рядового Корсакова отпускали в увольнение, Никанор использовал на посещение мастерской театрального художника, с которым он подружился при выполнении заданий по службе, либо наведывался в залы местной картинной галереи.

Когда срок действительной военной службы подошел к концу, Никанор Корсаков попросил старшину выправить ему проездные документы в местечко Никольское Владимирской губернии. Не задумываясь, решил он возвратиться на ставшую, можно сказать, родной мануфактуру «Саввы Морозова сын и К°».

Об успехах молодого мастера 2-й прядильной фабрики, за короткий срок ставшего одним из лучших специалистов по определению качества хлопка «любой географии», Савве Морозову его подчиненные докладывали не раз. Бывая на фабрике довольно часто, Савва Тимофеевич в правильности подобных наблюдений имел возможность убедиться лично. Со временем между директором Никольской мануфактуры и Никанором Агафоновичем Корсаковым установились хорошие, доверительные отношения.

Вскоре последовало новое служебное назначение «хлопкового доки», как называли между собой Никанора Корсакова работавшие рядом с ним специалисты. Теперь его должность формулировалась так: руководитель экспериментального бюро по сортировке хлопка.

Каждый раз, когда возникала необходимость приобрести для Никольской мануфактуры значительные по объему партии хлопка, личное участие в такой сделке Никанора Агафоновича Корсакова по настоянию директора мануфактуры С. Т. Морозова стало обязательным, а со временем такие приглашения были уже правилом.

Завидные успехи по службе никак не могли умерить творческий пыл Н. А. Корсакова. Сразу же после возвращения с военной службы он, познакомившись с учительницей С. И. Миловзоровой, которая работала в то время библиотекарем, был приглашен ею принять участие в любительском спектакле по комедии А. Н. Островского «Не все коту масленица». По общему признанию, Корсаков, исполнив роль Ипполитки, заставил всех зрителей долго говорить о себе.

Особые качества веселого собеседника, талантливого рассказчика и аккомпанирующего себе на гитаре остроумного куплетиста позволили ему сразу же занять свое особое положение среди талантливых людей фабричного городка. «Так или иначе, — вспоминал современник тех событий В. Бычков, — но с тех пор не обходился без него ни один любительский спектакль, а он, в свою очередь, втягивал в это и других мелких служащих, от которых раньше сторонились как инженеры, так и учителя».

Новую главу в летопись культурного строительства в Орехово-Зуеве, весьма заметную и значимую, вписал открывшийся 19 декабря 1887 года Клуб служащих. О том, какое место отводил этому очагу культуры С. Т. Морозов, свидетельствует сам факт его личного участия в программе открытия и приглашение на торжество всей труппы Императорского Малого театра, кроме приболевших в тот день М. Н. Ермоловой и А. ГГ. Ленского. Оплата гастрольного спектакля и праздничного ужина Саввой Тимофеевичем была весьма щедрой. В тот вечер на сцене первого в городе клубного учреждения москвичи познакомили гостей торжественного открытия с комедией В. А. Крылова «Надо разводиться».

Примечателен и тот факт, что здесь, в клубе, впервые встретились и познакомились Савва Морозов и его будущая жена-красавица Зинаида Григорьевна.

В свой клуб служащие фабрик, представители местной интеллигенции приходили часто. Они играли в бильярд, шахматы, карты. На сцене второго этажа ставили спектакли местными силами. Гастроли московских театров оплачивались Никольской мануфактурой. В примыкавшем к зданию Клуба служащих парке в летнее время организовывались танцевальные вечера. Здесь же играли взрослый и детский духовые оркестры, которыми, после приезда в город, стал руководить А. Н. Гайгеров. Оркестры эти постоянно получали материальную поддержку со стороны Саввы Тимофеевича.

В Клубе служащих проводились пышные семейные торжества по случаю наиболее знаменательных событий, праздничные мероприятия в связи с Рождеством, Пасхой, встречей Нового года, другими знаменательными событиями и датами. В подготовке и проведении многих массовых мероприятий в Клубе служащих, а затем, когда в 1897 году было завершено строительство Летнего театра, — на его сцене и концертных площадках в дни массовых гуляний, организатором театрализованных представлений, увеселительных программ часто выступал Никанор Агафонович Корсаков.

Природа щедро одарила сына волжского бурлака талантами самого различного свойства. Пение, рисование, танцы, музыка — казалось, нет такой грани человеческих способностей, которая обошла бы его стороной. И еще отличали его особая человеческая широта и бескорыстность, которые он щедро отдавал людям.

Ореховозуевцы, как самые светлые события своей молодости, вспоминали яркие выступления в Летнем общедоступном театре для рабочих и служащих именитых профессиональных коллективов Императорских Большого и Малого театров, артистов московского театра Корша, многочисленные театрализованные представления, организатором которых часто был Никанор Корсаков.

Есть, кстати, свидетельства, что известной сильной театральной труппе, основанной предпринимателем Ф. А. Коршем, Савва Морозов оказывал материальную поддержку. Взяв за правило в большинстве случаев хранить свое меценатство в тайне, он объяснял это тем, что «коммерция... руководствуется собственным катехизисом. И потому я буду просить вас и ваших товарищей ничего обо мне не говорить. О конкретных источниках финансирования иногда говорить вслух нет необходимости».

Никанор Агафонович стал не просто душой и действующим лицом многих больших и малых начинаний на культурной ниве Орехово-Зуева, но и отважился принять участие во впервые поставленном в Орехово-Зуеве оперном спектакле. Это была вершина, на которую в ту пору и в губернских-то городах редко осмеливались замахнуться.

В нашем городском историке-краеведческом музее сохранилась афиша, которая сообщает, что 2 февраля 1902 года «С дозволения начальства в общественном собрании служащих при фабриках «Саввы Морозова сын и К°» местными любителями музыки и пения при участии артистов русской оперы: госпожи Прокопович, госпожи Михайловой и господина Державина даны будут 1, 2 и 3 акты из оперы «Аскольдова могила», музыка А. Верстовского, слова Загоскина, опера в 4-х действиях...» Исполнителем роли Фрелафа, варяжского мечника, в этом премьерном для нас оперном спектакле был Н. А. Корсаков, партию гусляра Торопка исполнял А. Н. Гайгеров. Авторы воспоминаний о периоде становления культурных традиций в нашем крае с 80-х годов XIX века до начальных лет века XX акцентируют внимание на том, что Никанор Агафонович Корсаков стал любимцем Саввы Тимофеевича Морозова. И это было действительно так. Ибо щедрая человеческая и творческая одаренность Корсакова, его полная и бескорыстная самоотдача заслужили самое откровенное одобрение и похвалу.

Все это было настолько значительно, свежо, масштабно, шло впереди своего времени, что и ныне, по прошествии многих десятилетий, не может не вызывать искреннего сыновнего благодарения в адрес нашего именитого и, безусловно, даровитого земляка.

Сказанного о Никаноре Агафоновиче, думается, вполне достаточно для того, чтобы через годы, через расстояния потомки бережно отнеслись к светлой памяти славного предтечи последующих значительных достижений многочисленных коллективов художественной самодеятельности Орехово-Зуева вплоть до нынешнего, по объективным оценкам, довольно непростого для творческих коллективов начала первого десятилетия XXI века.

Однако имя Н. А. Корсакова сегодня заставляет «сиять заново» тот факт, что «святую к музыке любовь» он не только истово исповедовал сам, но сумел передать ее сотням и тысячам наших земляков, детям своим, от которых она перешла к его внукам и правнукам.

И поныне многие выступления славных потомков Никанора Агафоновича Корсакова получают признание в нашем городе, в России, во многих странах мира. Об этом наш рассказ впереди.

Назад:
Калинников Илья
Далее:
Корсаков Сергей Никанорович

Показать комментарии читателей (0) или добавить свой
 


Информационный сайт города Орехово-Зуево.
©1999-2003 Владимиров Сергей; Маликов Андрей; Орлов Дмитрий;
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Rambler's Top100 Информационно-деловой портал Московской области