Rambler's Top100
Герб города Орехово-Зуево Московской областиОрехово-Зуево. Московская область. Информационный сайт города Орехово-ЗуевоФорум Объявления
Герб города Орехово-Зуево 
Поиск по сайту
Навигация
А Вы знаете этого человека?
Половцев Дмитрий Герасимович
Половцев Дмитрий Герасимович

Корсаков Сергей Никанорович

Корсаковы - святая к музыке любовь

"Без хороших отцов нет хорошего воспитания,
несмотря на все школы, институты и пансионы".

Н.М.Карамзин, русский писатель и историк

Чтобы представить себе характер взаимоотношений Саввы Тимофеевича и Зинаиды Григорьевны Морозовых с Федором Ивановичем Шаляпиным, достаточно познакомиться с фрагментом из «Воспоминаний 3. Г. Морозовой — Рейнбот», включенным в книгу «С. Т. Морозов», вышедшую в 1998 году в издательстве «Русская книга» (авторы Т. П. Морозова и И. В. Поткина):

«Шаляпин любил бывать у Морозовых на Спиридоновке, — сообщают авторы, — приезжал он запросто и каждый раз пел. Собеседником он был прекрасным, умел слушать и сам много рассказывал. Ему всегда были рады. Однажды Федор Иванович появился неожиданно к завтраку. Зинаида с подвернутой ногой лежала у себя в будуаре, Савва извинился, что жена не может выйти принять гостя из-за травмы ноги. На что Шаляпин засмеялся и, сказав:

«Сейчас поможем!» — потащил Савву Тимофеевича в будуар, где лежала бедная Зинаида. Он бережно взял оторопевшую женщину на руки и понес, приплясывая и напевая, к столу, где был накрыт чай. Зинаида смутилась. Савва Тимофеевич захохотал: «Зина, нечего смущаться, все элегантно и красиво!». Шаляпин тут же запел: «Онегин, я скрывать не стану...» «Да так запел, — вспоминала Зинаида Григорьевна, — что люстра задрожала».

Эта впечатляющая иллюстрация может помочь в какой-то мере развеять сомнения, которые то и дело возникают у наших краеведов, когда речь заходит о том, сколько все-таки раз Федор Иванович Шаляпин одаривал Орехово-Зуево своим присутствием.

Думается, вполне есть резон не подвергать сомнению передающийся Корсаковыми из поколения в поколение, словно семейная реликвия, рассказ о том, как в самом конце XIX века либо в самом начале века XX в один из погожих дней к нам в Орехово-Зуево для участия в концерте приехал Ф. И. Шаляпин. Вероятнее всего, в тот раз местом его выступления стал Клуб служащих, что располагался в самом центре местечка Никольское, в здании, где сегодня находится Центр внешкольной работы и детского творчества «Родник».

Напротив «Родника», по другую сторону нынешней улицы Ленина, предлагает свои товары знакомый горожанам магазин «Сувениры». До кардинальной перестройки улицы Ленина на месте этого магазина стоял двухэтажный деревянный дом, в котором и жила семья Никанора Агафоновича Корсакова. Квартира его располагалась на втором этаже.

Как мы уже отмечали, Н. А. Корсаков заслуженно пользовался особым расположением директора Никольской мануфактуры С. Т. Морозова.

— В связи с чем? — многократно любопытствовал и наши краеведы у городских ветеранов, помнивших начало века двадцатого нес чужих слов.

— За дело! — каждый раз уверенно отвечали ветераны. От них мы узнавали, что Никанор Агафонович был с Саввой Тимофеевичем почти что однолеткой. Со временем, причем значительно быстрее и глубже других, он постиг открывающиеся далеко не каждому глубинные секреты хлопкового сырья самых разных географий. Здесь ему соперника труд но было найти. В Никольском их, считай, просто не было!

А вот другого такого организатора досуга, если формулировать по-нынешнему, в ближней, да и в дальней округе по той поре, как говорят, и днем с огнем не сыскать было.

Театрализованные представления, балы-маскарады, народные гулянья и многое-многое другое организовывать был он из мастаков мастак. Любил и умел рисовать и очень хорошо пел. Мы уже упоминали о его участии в первых трех актах оперы А. Верстовского «Аскольдова могила», которые были поставлены А. Н. Гайгеровым приглашением трех солистов из Москвы на сцене Клуба служащих через год после приезда этого даровитей шего хормейстера в Орехово-Зуево. Отпечатанная в типографии афиша, бережно хранящаяся ныне в фондах городского историко-краеведческого музея, безусловно является подлинным раритетом, свидетельством события, которое подтверждает, с какой высокой творческой планки стартовали в XX век наши предтечи — актеры-любители одного из круп нейших по той поре рабочих центров России.

К сожалению, до настоящего времени нет достоверных сведений о том, как состоялось знакомство Никанора Корсакова с Федором Шаляпиным, самым известным оперным басом своего времени, но то, что посредником здесь был Савва Тимофеевич Морозов, у исследователей сомнений не вызывает.

Как бы то ни было, но семейная легенда свидетельствует, что в день своего приезда в Орехово-Зуево Ф. И. Шаляпин был желанным гостем Никанора Агафоновича. Сидели они за столиком у распахнутого настежь окна, выходящего на центральную Никольскую улицу, пили ароматный чай со свежим вишневым вареньем. Выбрав подходящий момент, Никанор Агафонович попросил именитого гостя оценить успехи, как он шутливо сформулировал, «корсаковской домашней консерватории». Федор Иванович выказал свой искренний интерес к предложению главы семейства.

Вначале к кабинетному роялю, стоявшему у стены напротив окна, подошел Никанор Агафонович.

Нужно заметить, что в большинстве квартир длинной вереницы двухэтажных домов, выстроившихся по обе стороны главной в мастечке Никольской улицы, музыкальные инструменты (пианино или кабинетные рояли) присутствовали обязательно. Об этом проявлял постоянную заботу Савва Тимофеевич Морозов. Возглавившая после смерти мужа крупнейшую в России текстильную мануфактуру Мария Федоровна Морозова вменила сыну в обязанность и широкий круг проблем, которыми сегодня призван заниматься директор предприятия по социальным вопросам.

...После бравурного марша и русской народной песни, душевно исполненной отцом, детвора освободилась от понятной каждому робости, вызванной присутствием именитейшего оперного певца, Первой, по старшинству, подошла к инструменту Надя. Припев предложенной отцом песни вместе с ней вполголоса подпевал знаменитый маэстро.

В тот чудесный день на переломе веков никто не мог предположить, что через каких-то десять-двенадцать лет они встретятся вновь. И встреча эта произойдет уже на прославленной сцене «Частной оперы Зимина», что была тогда в самом центре Москвы, неподалеку от Императорского Большого театра, на Большой Дмитровке (ныне в этом здании находится театр оперетты).

В частной опере Зимина Надежда Никаноровна Корсакова выступала в главных ролях. Здесь она пела вместе со своим именитым «крестным отцом» Федором Ивановичем Шаляпиным, Антониной Васильевной Неждановой, Леонидом Витальевичем Собиновыми другими корифеями русской оперной сцены.

В дореволюционную пору не существовало званий народных и заслуженных артистов. Кстати, первым звания народного артиста Республики был удостоен Ф. И. Шаляпин. Было это в 1918 году, а через четыре года он выехал за рубеж. Признанием высоких достижений Надежды Корсаковой стало присвоение ей звания «Всероссийская Кармен» за лучшее исполнение оперной роли.

В дошедших до нас сведениях о главных событиях в культурной жизни Орехово-Зуева дореволюционного периода нельзя не обратить внимания на состоявшийся 12 января 1909 года благотворительный вечер, который должен был собранными средствами материально поддержать Ореховскую мужскую гимназию. В программу были включены фрагменты из опер «Русалка», «Снегурочка» и «Иван Сусанин».

Надежда Корсакова исполняла роль княгини в «Русалке» и Весны-Красны в прологе к опере «Снегурочка». В роли Ивана Сусанина выступил артист частной оперы С. И. Зимина М. И. Шуванов. Показательно, что хоровой коллектив в исполненных фрагментах из оперных спектаклей был орехово-зуевский. Музыкальная, вокальная и сценическая подготовка хора были столь высокими, а репертуар так разнообразен, что по свидетельству актрисы Т. Ф. Нико новой (Басовой), хористок из Орехово-Зуева нередко приглашали петь в Москву в профессиональную оперную труппу при Народном доме для украшения их хора. В 1913 году уже все роли в опере «Русалка» исполняли местные солисты. Роль княгини чаще всего исполняла Н. Корсакова, а русалочкой выступала в ту пору еще очень юная наша землячка Катюша Гайгерова. Хор в опере, как всегда, был ореховский, а вот оркестр еще приглашали из Москвы.

Но давайте, уважаемый читатель, вернемся вновь на Никольскую улицу, на второй этаж знакомого нам двухэтажного дома, где мы оставили наших героев.

...Место отца на вращающемся стуле у небольшого кабинетного рояля смело занял младший Корсаков — Сережа. Федору Ивановичу, слушавшему игру этого малыша, впервые показалось, что инструмент и его юный повелитель знают что-то такое, что неведомо никому. Здесь сказались так полюбившиеся мальчугану добрые уроки отца. Унаследованный от него абсолютный слух, позволявший безошибочно определять высоту любого тона, уберегал Сергея от ошибок. Сергей продемонстрировал Ф. И. Шаляпину то, что сам в себе не был способен разглядеть из-за малолетства.

Когда мальчик закончил играть, прославленный певец, обращаясь к Никанору Агафоновичу, сказал: «Берегите ребят, помогайте им, одаренность их — просто удивительна!».

До сих пор людская молва доносит до нас факты, в которые поверить человеку непосвященному довольно трудно. Рассказывают, например, что музыкальный слух у Сережи был столь изощренный, что он мог, случайно уронив локоть на фортепианную клавиатуру, безошибочно сказать, на какие клавиши пришелся удар. Эта открытая в себе способность так понравилась Сереже, что он потом не раз проверял её в перерывах домашних музыкальных занятий, регулярно организуемых отцом. И чаще всего очень тонкая природная музыкальная одаренность его не подводила. Ну, а в мальчишеских состязаниях со своими ровесниками в своеобразном «музыкальном спринте» он неизменно выходил победителем, что не могло не тешить его ребяческое самолюбие.

Мы оперируем категориями, определяемыми временем, в котором живем, стараясь чаще заглянуть в будущее, чем в прошлое. Таковы, наверное, объективные законы человеческого бытия, которым каждый из нас следует исподволь, зачастую не очень-то задумываясь по этому поводу. Но попробуем на минуточку представить город наш на сто лет моложе. Если учесть, что сегодня уже доподлинно известно, что первое летописное упоминание о деревне Зуево датировано 1209 годом, то сто лет, согласитесь, не так уж и много!

Тогда многого из того, к чему все мы уже успели привыкнуть, еще не было. Для любознательных напомним, что кинематографы, как тогда назывались кинотеатры «Империал» — в Орехове и «Модерн» в Зуеве, были открыты в 1906 году, а через шесть лет в Зуеве открылся еще один кинематограф, и дали ему имя «Заря». Вот здесь уж точно бывали часто наши дедушки и бабушки в пору своего детства. Сегодняшние молодью откровенно удивляются тому, что до 30-х годов XX века кинофильмы были «немые». И вот за таким анахронизмом, по нынешним нашим понятиям, поверьте, в ту пору бывало выстраивались длинные очереди.

В зале было темно и тихо, на экране мелькали живые картинки, а потом и подписи к ним. И все!

Люди с достаточно развитым воображением представляют, какую «революцию» в оживление великого немого (как называют начальную эпоху кинематографа) внесли таперы-чародеи, музыканты, сопровождавшие своей игрой на музыкальных инструментах демонстрацию «немых» кинолент.

В Орехово-Зуеве одним из первых и, безусловно, самым молодым тапером стал Сережа Корсаков. Городские старожилы вспоминали, что играл мальчуган так здорово, столько вкладывал души в исполнение музыкальных произведений, что многие ореховозуевцы смотрели те «немые» фильмы с нехитрыми сюжетами по нескольку раз только для того, чтобы насладиться мелодиями, исполняемыми своим одаренным юным земляком.

А было ему в ту пору неполных тринадцать лет!

«Любителями и знатоками музыки не рождаются, а становятся...
Чтобы полюбить музыку, надо прежде всего ее слушать...
Любите и изучайте великое искусство музыки.
Оно откроет вам целый мир высоких чувств, страстей, мыслей.
Оно сделает вас духовно богаче, чище, совершеннее.
Благодаря музыке вы найдете в себе новые, неведомые вам прежде силы.
Вы увидите жизнь в новых тонах и красках».

Д. Д. Шостакович, композитор.

Весьма значимой датой окончательного оформления в Орехово-Зуеве оперного театрального коллектива, состоявшего в основном из рабочих, нужно считать год 1914-й. Это был первый самодеятельный оперный коллектив, который по времени своего создания, репертуару, качеству звучания оказался намного впереди себе подобным в иных губернских центрах.

Вторым кульминационным достижением, которым отмечен период становления самодеятельного художественного творчества в Орехово-Зуеве, стало создание симфонического оркестра. В нем было занято свыше 70 музыкантов. Равных этому коллективу в ту пору, как свидетельствовали в последующем известные музыковеды, во всей России не было. Тем более, что в оркестре были в основном представители рабочих семей, зачастую о поступлении в специальные музыкальные учебные заведения и не помышлявшие.

Создателем и руководителем Орехово-Зуевского симфонического оркестра был Сергей Корсаков, который после окончания полного четырехлетнего курса музыкально-драматического училища при Московском филармоническом обществе по классу фортепиано профессора П. А. Котова возвратился в Орехово-Зуево. Диплом торжественно вручили Сергею в Москве в 1916 году, а первое выступление созданного им оркестра состоялось только после двух российских революций (Февральской и Октябрьской 1917 года) в 1918 году. С. Корсаков был первым из ореховозуевцев, получившим диплом о высшем музыкальном образовании. Еще студентом Сергей Корсаков в свободное от занятий время приезжал в Орехово-Зуево и вместе с женой Гайгерова — Верой Михайловной, местным учителем В. В. Крыловым участвовал в качестве аккомпаниатора в подготовке оперных спектаклей «Пиковая дама», «Русалка», «Аскольдова могила» и др. Их постановки были с успехом осуществлены на сцене Зимнего театра участниками хоро-сольного коллектива, руководимогоА. Н. Гайгеровым.

Для того, чтобы во всей полноте ощутить масштабы сделанного руководителем хоро-сольного коллектива А. Н. Гайгеровым и его помощниками, достаточно вспомнить впечатляющий эпизод, относящийся к всенародному празднованию 100-летия Победы российского народа в Отечественной войне 1812 года. На торжества в Орехово-Зуево приехали артисты Московского Императорского Большого театра. Три вечера подряд на сцене нашего Зимнего театра шла опера М. И. Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин»). Вместе с лучшими солистами Большого, его замечательной балетной труп¬пой профессионально и вдохновенно выступил хор морозовских рабочих, подготовленный А. Н. Гайгеровым. Такого даже корифеи Большого театра не могли припомнить.

Первым драматическим спектаклем, поставленным на сцене Зимнего театра 9 сентября 1912 года, стала пьеса из народной жизни «В селе Знаменском», постановка которой была осуществлена труппой рабочих и служащих Никольской мануфактуры, руководимой режиссером В. В. Трубниковым. Затем были постановки пьес А. Н. Островского «Бедность не порок» и «На бойком месте», а также «Веницианский истукан» драматурга П. П. Гнедича и другие.

Кстати, учившийся в ту пору в Москве в Музыкально-драматическом училище Сергей Корсаков успешно организовывал занятия с ансамблем музыкантов в Орехово-Зуеве, который в дни постановок сопровождал спектакли Рабочего театра. Часто можно было встретить в ту пору Сергея и в местных кинотеатрах в качестве тапера.

Наступил октябрь 1917 года. Рабочий театр становится «рабочей кафедрой». Со сцены выступают участники митингов, собраний, диспутов. В огромном зрительном зале на 1350 мест, до отказа заполненном людьми, звучат песни революции. Активная культурная жизнь рабочего города обретает второе дыхание.

С октября по декабрь 1917 года на сцене Орехово-Зуевского Рабочего театра труппой Большого театра бьыо поставлено четыре спектакля: «Евгений Онегин», «Кармен», «Демон» и «Риголетто». В эти же месяцы наши земляки щедро аплодировали корифеям Малого театра, шесть раз выступавшим перед благодарными зрителями Орехово-Зуева. В этот же период здесь были осуществлены постановки другими, менее известными, театральными коллективами России.

За весь 1918 год и пять месяцев 1919 года на сцене Орехово-Зуевского Рабочего театра в гастрольных спектаклях, неизменно собиравших полные зрительные залы, коллектив Большого театра выступил 20 раз, Малого театра — 17, Художественного — 6. Коршевского — 12, Незлобинского — 2. И еще артистами Большого тетара было дано три концерта. Губернские города той поры о подобном не могли и мечтать.

В этой особой атмосфере необычного для рабочего города творческого взлета в Орехово-Зуеве состоялось открытие Дома искусств (в здании, расположенном у нынешнего путепровода через железную дорогу, где размещалась впоследствии школа № 5). В первые месяцы после революции оснащение этого нового очага культуры мебелью, инструментами, реквизитом осуществлялось властью из имущества, находившегося в домах, покинутых состоятельными хозяевами в первые дни Октября.

Здесь стали систематически проводиться занятия большого 200-голосого хора, которым руководил Иван Максимович Талаллин, преподаватель пения Викуловской школы. Студию изобразительного искусства возглавили местные художники А. Н. Шапошников и В. И. Взоров, недавние выпускники Строгановского училища. Оркестр народных инструментов был организован В. И. Осокиньш. Существовал здесь и ряд других кружков и творческих объединений.

Наиболее значимым из них был, несомненно, городской симфонический оркестр С. Корсакова, объединивший всех одаренных музыкантов города. С. Корсаков вместе с В. М. Гайгеровой обучал желающих игре на фортепиано. Игре на скрипке в Доме искусств учили педагоги М. И. Побединский и В. И. Осокин.

Рассказывая о первых шагах Орехово-Зуевского Дома искусств, нельзя не упомянуть, что в фортепианном классе Сергея Никаноровича Корсакова первые уроки музыки брал Яша Флиер, сын местного часовщика Владимира Флиера. Было это в 1919-1921 годах.

В Орехово-Зуевской школе искусств бережно хранится оригинал письма, которое написал в 1952 году признанный всем миром пианист Я. В. Флиер:

«Дорогой Сергей Никанорович! С большим огорчением узнал от Михаила Александровича, что Вы продолжительное время прикованы к постели.

Много лет мы с Вами не виделись, но я всегда помню и люблю Вас. Я уже не говорю о том чувстве благодарности, которое всегда носишь в душе к своему первому учителю. После праздников непременно выберу время, чтобы подъехать к Вам. Рад, что Вы в новой и, как говорят, вполне приличной для ореховских условий, квартире.

Желаю Вам, дорогой Сергей Никанорович, как можно скорее поправиться и встать с постели.

Передайте сердечный привет Вере Алексеевне, Борису и всем, кто помнит меня.

Ваш ученик — профессор,
для Вас всегда любящий —
Яша Флиер. 1.XI.52 г.»

С Верой Алексеевной Преображенской Сергей познакомился в свою студенческую пору, когда он учился в Москве и для стажировки руководил военным окрестром. Было это во время одной из гастрольных поездок во Владимир.

Вера — дочь инспектора всех школ Владимирской губернии, окончила высшие курсы иностранных языков в Москве. Хорошо владела французским, немецким и английским языками. Давала частные уроки. В семье было трое детей. Музыкальную эстафету Корсаковых продолжил старший сын Борис.

Как и многие другие участники коллективов художественной самодеятельности той поры, С. Корсаков не оставался в стороне от участия в составе наспех сколоченных агитационно-художественных бригад. В роли агитаторов выступали представители горсовета и военкомата, а постановка художественных программ возлагалась на участников творческих коллективов городского Дома искусств и Рабочего театра.

По воспоминаниям Николая Прохорова, который руководил концертной группой одной из двух бригад, организованных в 1918 году, выезды те в промозглую осеннюю непогодь, да еще при крайне ограниченном в то суровое время продовольственном пайке, были не только тяжелыми физически, но порой по-настоящему опасными: нередкими в ту пору были встречи с дезертирами, ярыми противниками новой власти.

Выезжали из Орехова весело, на дрожках, в которые были запряжены легковые лошадки, послужившие в свое время господам Морозовым. Трудности начинались сразу же за городской чертой. По хляби, да по проселочным колеям агитбригадовцы перво-наперво превращались в дополнительную «тягловую силу». Добравшись до ближайшей деревни, в большой дом собирали народ. В зависимости от обстановки, первыми брали слово представители районной власти или военкомата, а затем звучали народные песни, русская классика, старинные романсы — все то, чему учили в ореховском хоросольном коллективе задолго до Октября 1917 года. Исполняли участники агибригады и новые песни о революции, задорные частушки о Красной Армии.

«Под конец поездки, — вспоминал Николай Степанович, — запас буханок, привезенных с собой, иссяк, кое-как жили на картошке. У голосистого тенора, отца семейства П. Ф. Кузнецова, прохудились ботинки, и на концертах из рваного ботинка то появлялся большой палец, то вновь, в такт песне, скрывался в прихлопнувшийся носок ботинка. А тенор, под густой стук в оконные стекла надоедливого осеннего дождя, вдохновенно выводил бодрящие строки светлого весеннего романса: «Сладким запахом сирени напоен душистый сад...»

Каждая поездка агитационно-художественных бригад продолжалась около двух недель. Возвращались, накоротке отсыпались и опять за дело: в Рабочий театр, в Дом искусств, где агитбригадовцы вновь становились педагогами, аккомпаниаторами, солистами.

В 1919 году при Рабочем театре был организован Театр-студия, который возглавил Лев Николаевич Королев. Нам сегодня трудно понять метаморфозы того революционного времени, что не обошли Орехово-Зуево стороной. Одной из них стали перемены в должностном положении Л. Н. Королева. Он был командирован в наш город на должность председателя горисполкома, затем получил назначение заведующим городским отделом народного образования. В то же время, являясь режиссером по профессии, он организует Театрстудию, который оставил заметный след в развитии самодеятельного народного творчества в нашем крае.

В нем объединились лучшие творческие коллективы Орехово-Зуева: имеющий достаточный опыт и интересный репертуар театральный коллектив режиссера П. Ф. Шарова (оставшегося в США после завершения гастролей МХАТа, в труппе которого он играл); хор певчих, которым долгие годы успешно руководил А. Д. Козлов; большая группа солистов, вот уже почти в течение двух десятилетий пестуемая А. Н. Гайгеровым; музыканты духового оркестрам оркестра народных инструментов (музыкальной частью руководили С. Н. Корсаков и В. М. Гайгеров), а также опытные и начинающие художники во главе с А. Н. Шапошниковым и В. И. Взоровым, к которым присоединился В. И. Соколов, впоследствии перешедший работать в группу художников Большого театра Союза ССР.

Известный режиссер МХАТа Б. Е. Захава, рассказывая об Орехово-Зуевском театре той поры, называл его пятой Студией Московского Художественного театра. Приведу лишь один эпизод из яркой творческой жизни Театра-студии.

В 1920 году афиши извещают горожан, что в пятницу, 30 апреля, и в воскресенье, 2 мая, Театр-студия в Рабочем театре дает коллективное представление в семи картинах «Стенька Разин» В. Каменского. По дошедшим до нас сведениям, представление получило самые похвальные отзывы зрителей. Однако ни с чем во всей предыдущей театральной истории Орехово-Зуева, пожалуй, нельзя сравнить постановку Л. Н. Львовым-Королевым массового представления на реке Клязьме. Подобного Орехово-Зуево не видело. На берегу реки, у бывшего Купеческого поля, собрались тысячи горожан. Основные роли — Степана Разина, Васьки-Уса, Фрола, Персидской княжны и других — исполняли актеры Театра-студии. В массовых сценах выступили студенты местных техникумов, училищ, старшеклассники, участники клубных драмкружков. Всего в театральном действии приняли участие около 500 исполнителей.

«Расписные Стеньки Разина челны» выплывали торжественно по глади неспешной Клязьмы. На челнах — главные действующие лица представления. А на баржах и на берегу разместились, выполняя режиссерские задумки, бояре, стрельцы, палачи, народ вольный. Все были одеты в костюмы «разинской поры». Зрители восхищенно наблюдали за необычным зрелищем, находясь на левом берегу реки. Особое впечатление производили яркие эпизоды спектакля, в которых участвовали главные действующие лица: Степан Разин и Персидская княжна.

По мнению культработников той поры, это представление можно сравнить разве только с массовыми действами творческих коллективов первых послеоктябрьских лет в Петрограде.

«Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать, он будет лучше того учителя, который прочел все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам.

Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он — совершенный учитель».

Л. Н. Толстой

С 1919 года С. Н. Корсаков, являясь руководителем музыкальной части Театра-студии, проявляет незаурядные композиторские способности. Все свободное от основных занятий время он отдает сочинительству. Вслед за музыкой к спектаклю «Стенька Разин» пишет музыку к таким постановкам театра, как «Бум и Юла», «Сон буржуя», «Саломея», «Суламифь» и др.

Под заинтересованным приглядом корифеев МХТа орехово-зуевский Театр-студия к лету 1922 года накапливает по тому времени довольно внушительный репертуарный портфель: «На дне» Горького, «Трактирщица» Гольдони, «Тартюф» Мольера, «Ревизор» Гоголя, «Вильгельм Телль» Шиллера и другие, а также интересные концертные программы симфонического оркестра, коллектива ритмического танца и сольные программы певцов и чтецов. Особенно заслуживает быть отмеченным спектакль для детей «Бум и Юла» -по одноименной сказке Шарля Перро, музыку к которому написал С. Н. Корсаков. У этого спектакля была необычная судьба. Достаточно сказать, что на сценах нашего города и района он в 20-е годы был поставлен свыше 200 раз! Это стало своеобразным рекордом среди спектаклей непрофессионального театра.

Таким образом, шефство, взятое над орехово-зуевским Театром-студией приезжавшими сюда Е. Б. Вахтанговым, А. Д. Поповым и Б. Е. Захавой, дало ощутимые творческие результаты. Накопленный здесь потенциал далеко превышал возможности районного центра того времени. Это стало настолько очевидно, что Комитет искусств в Москве принимает решение о направлении орехово-зуевского Театра-студии (актерской труппы, симфонического оркестра, солистов и хора, художников и рабочих сцены) в своеобразное турне по городам Сибири. Гастроли продолжались в течение трех с половиной месяцев. Проходили они, по отзывам, весьма успешно.

В 1936 году в самом центре Орехово-Зуева открылся кинотеатр «Художественный». Здесь перед дневными сеансами выступали музыкальные коллективы и солисты, многие из которых были подготовлены в городских клубных учреждениях С. Н. Корсаковым.

Можно понять радость наших земляков довоенной поры, когда через 20 лет после открытия в Орехово-Зуеве Дома искусств, где были созданы первые в городе музыкальные классы, в 1937 году при деятельном участии Сергея Никаноровича в только что открытом Доме учителя, размещенном в школе № 3, начала функционировать детская музыкальная школа, в числе первых трех музыкальных школ, созданных тогда в Московской области.

На календаре — год 1940-й. В Орехово-Зуеве впервые проводится городской смотр детского художественного творчества. Наиболее ярким участником его стал уже приглянувшийся ореховозуевцам сын С. Н. Корсакова Борис, уверенно игравший на скрипке. В ту пору он учился в Центральной музыкальной школе Московской государственной консерватории. Вместе с ним на смотр в Москву поехали наши первые городские лауреаты: баянист Юрий Греков, певица Валентина Алексеева, чтец Лидия Федюшина, танцовщица Шилова, Все они были удостоены высоких оценок жюри областного смотра.

Июнь 1941 года. Война. Время потребовало иных песен. И вновь Сергей Никанорович откликается на зов времени. Его завидная музыкальная эрудиция, необходимое поэтическое чутье, помноженные на присущие педагогу высокие гражданские чувства, помогли в ту сложную, критическую для страны пору в создании востребованных временем песен и маршей. Многие из них получили популярность после публикаций в сборнике для красноармейских ансамблей. Среди них были песни «Шинель», «Зенитчица», «Казачья песня».

Один из составителей таких сборников Мстислав Левашов, обращаясь к Сергею Никаноровичу, писал в июне 1942 года: «Ваша музыка была принята в Москве очень тепло и с большим пониманием. Будет очень приятно узнать, что и другие песни и марши у Вас вышли так же удачно. «Песня казаков» пойдет в очередной эстрадный сборник для красноармейских ансамблей. Мы решили с писателем Ионовым составить эстрадный музыкальный сборник «Победа будет за нами!», и чтобы там была музыка исключительно Ваша...».

В ту трудную для страны пору педагоги и учащиеся музыкальной школы вместе с клубными творческими коллективами становятся желанными гостями в военных госпиталях, на производственных участках, организуют записи программ в местной студии радиовещания. С. Н. Корсаков внес большой личный вклад в организацию выступлений агитационно-художественных бригад с яркими программами патриотической направленности.

Эта самоотверженная работа была по достоинству оценена. Директор детской музыкальной школы Т. А. Филатова, педагог-концертмейстер С. Н. Корсаков и руководитель вокального (хорового) класса Н. А. Дмитриевская были удостоены медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В послевоенную пору ореховозуевцам, как и всей нашей большой стране, песня в прямом смысле строить и жить помогала. На раскачку и передышку времени отпущено не было. Уже в 1945 победном году наши юные земляки успешно отстаивают честь родного города на областном смотре достижений коллективов детских музыкальных школ. Оригинальный концертный номер театрализованного исполнения известной басни И. А. Крььпова «Квартет», музыку к которому написал С. Н. Корсаков, ни слушателей, ни жюри смотра не мог оставить равнодушными. Вернулись из Москвы и на этот раз победителями!

Проведенный анализ «конкретной географии» контингента учащихся школы показал, что детвора из жилого микрорайона одного ;i3 крупнейших предприятий города — «Карболита» в единственном к ту пору городском музыкальном учебном заведении представлена не была.

— Считаю необходимым создать при заводском клубе филиал нашей школы, — высказал свое видение пути решения проблемы Сергей Никанорович.

Как у нас часто бывает, автору высказанного предложения администрацией школы была поручена и роль его исполнителя. Он стал учить здесь ребят игре на фортепиано и теории музыки.

В том же 1948 году с маститым педагогом встретились студенты педагогического училища. Будущие учителя начальной школы отзывались о Сергее Никаноровиче, неизменно используя самые лестные эпитеты. А годом раньше Сергей Никанорович начал занятия со студентами пединститута.

Многие наши земляки запомнили выступления Сергея Никаноровича в районной газете «Орехово-Зуевская правда», посвященные назревшим музыкальным проблемам и путям их решения. Статьи те не просто пользовались популярностью у читателей. По ним принимались конкретные меры и горкомом партии, и исполкомом горсовета.

1950 год принес ореховозуевцам очередную победу. На Всесоюзном смотре художественной самодеятельности руководимый С. Н. Корсаковым хоровой коллектив нашего педагогического училища вышел в число лидеров. Ему было предоставлено почетное право принять участие в заключительном концерте смотра, который состоялся на сцене Большого театра Союза ССР...

Буквально на днях у меня состоялась встреча с одной из воспитанниц Сергея Никаноровича Корсакова — Раисой Александровной Жильцовой, которая и сегодня хранит свою любовь к сцене и на приглашение городского комитета по культуре принять участие в концерте неизменно дает согласие.

В самом начале 50-х Раиса Александровна активно посещала занятия хоро-сольного коллектива ДК текстильщиков, которым тогда руководил С. Н. Корсаков.

— Сергею Никаноровичу было присуще дефицитное для многих его коллег чувство юмора, — вспоминает Р. А. Жильцова. — Запомнился его рассказ о том, как однажды ему, человеку к музыке весьма и весьма неравнодушному, довелось принять участие в объявленном конкурсе на создание спортивного марша. Подобные соревнования в ту пору проводились довольно часто. Сочинительством музыки наш педагог занимался смолоду. Вот и на этот раз, решив поучаствовать в объявленном конкурсе, подготовил он свой вариант марша и отправил в адрес жюри в Москву.

Времени прошло уже довольно много, а ответа нет и нет...

Однажды просторный коридор Дворца культуры текстильщиков после просмотра новой кинокартины «Веселые ребята» заполнила шумная ватага ребятишек, весело распевающая только что прозвучавшую с экрана песенку веселых ребят: «Легко на сердце от песни веселой!..» Ее мелодия уж очень была близка к той, которую Сергей Никанорович посылал на конкурс.

После того казусного случая Корсаков автора музыки к кинофильму «Веселые ребята» иначе как Сдунаевский не называл...

Разными путями формируются репертуарные портфели творческих коллективов, самодеятельных в том числе. Теперь уже трудно утверждать, была бы включена в репертуар хоро-сольного коллектива Дворца культуры текстильщиков опера русского композитора Цезаря Кюи, не окажись случайно клавир оперы «Кот в сапогах» на книжных полках профсоюзной библиотеки, размещавшейся в ДК. В новую постановку по предложению Сергея Никаноровича были включены фрагменты из спектаклей, уже поставленных ранее на сцене Дворца, творчески использовались элементы имеющихся декораций и бутафории.

И получилось. Да как! На этот спектакль обратил внимание иллюстрированный журнал «Советский Союз», распространявшийся во многих странах мира, посвятив «Коту в сапогах» целый разворот с большими цветными фотографиями и весьма похвальными отзывами под заголовком «ОПЕРА В КЛУБЕ ТЕКСТИЛЬЩИКОВ».

Добрая слава о талантливом хоро-сольном коллективе подмосковного Орехово-Зуева, одним из основных руководителей которого был С. Н. Корсаков, перешагнула границы родного города.

«...Премьера прошла с большим успехом, ~ писал автор рецензии в журнале «Советский Союз». — Шестьдесят пять человек, занятых в спектакле, — это участники вокального, музыкального, театрального и других коллективов художественной самодеятельности Дворца культуры... Воодушевленные успехом участники оперного коллектива клуба текстильщиков принимаются сейчас за новую постановку».

Все обстояло действительно так. После оперы «Кот в сапогах» питомцы Сергея Никаноровича приступили к работе над оперой композитора Н. В. Лысенко «Наталка-Полтавка» по пьесе И. П. Котляревского.

Однако похвальный отзыв, опубликованный в журнале «Советский Союз» в мае 1953 года, С. Н. Корсакову прочитать уже не довелось. На премьеру оперы «Кот в сапогах» участники хоро-сольного коллектива привезли тяжело больного Сергея Никаноровича из больницы, с трудом уговорив врачей. А 22 февраля 1953 года кумира нескольких поколений орехово-зуевских любителей искусства не стало.

24 февраля у входа в малый зал Дворца культуры текстильщиков разместился симфонический оркестр. Печальные мелодии звучали, не прерываясь. Оркестранты, сменяя друг друга, прощались со своим Учителем. В скорбном молчании провожало в последний путь своего талантливого сына благодарное Орехово-Зуево. Похоронная процессия делала кратковременные остановки у зданий учреждений культуры и учебных заведений, где работал Сергей Никанорович Корсаков...

В вестибюле нового здания Орехово-Зуевской школы искусств, о котором в течение нескольких десятилетий мечтал наш именитый земляк, установлена мемориальная доска с портретом С. Н. Корсакова и запечатленными в мраморе строками: «Корсакову Сергею Никаноровичу — основателю Орехово-Зуевской музыкальной школы, педагогу, музыканту, общественному деятелю».

Символично и то, что здание городской школы искусств находится на улице, носящей имя нашего знаменитого земляка Якова Владимировича Флиера, первым учителем которого был С. Н. Корсаков.

Святую к музыке любовь Сергей Никанорович передал своим детям, внукам и правнукам. В музыкальном мире нашей страны и далеко за ее пределами стали известны имена его сына — Бориса, его внука — Андрея, а теперь и правнучки — Наташи Корсаковой, других питомцев этой большой семьи музыкантов, у истоков которой были наши славные земляки Никанор Атафонович и Сергей Никанорович Корсаковы.

Назад:
Корсаков Никанор Атафонович
Далее:
Лисовская Татьяна

Показать комментарии читателей (0) или добавить свой
 


Информационный сайт города Орехово-Зуево.
©1999-2003 Владимиров Сергей; Маликов Андрей; Орлов Дмитрий;
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Rambler's Top100 Информационно-деловой портал Московской области