Rambler's Top100
Герб города Орехово-Зуево Московской областиОрехово-Зуево. Московская область. Информационный сайт города Орехово-ЗуевоФорум Объявления
Герб города Орехово-Зуево 
Поиск по сайту
Навигация
А Вы знаете этого человека?
Борисов Иван Павлович
Борисов Иван Павлович

Морозов Виктор Григорьевич

Он был там


Плачет земля. Слез не видно на ней.
Мертвою стала она без людей.
На этой земле словно вымерли все —
Она не нужна ни тебе и ни мне...

Отрывок из стихотворения ореховозуевца В. Г. Морозова. 1993 год.

Сегодня для многих семей России — день скорби. День памяти о тех, кто погиб в борьбе с невидимым врагом — радиацией, которую нельзя потрогать, ощутить. И когда в 1986 году в малоизвестном Чернобыле взорвался атомный реактор, тысячи людей со всех уголков Союза были мобилизованы на ликвидацию последствий страшной аварии. Они поехали спасать людей ценой собственного здоровья и жизни.

О трагедии, случившейся за тысячи километров от родного Орехово-Зуева, В. Г. Морозов, как и все, узнал из средств массовой информации. В те дни 36-летний мужчина еще не знал, что уже через 5 месяцев увидит собственными глазами разрушения, которые образовались в результате взрыва.

В то время Виктор Григорьевич работал ректовщиком пил на «Прибордетали», а в свободное время серьезно занимался музыкой, тяга к которой была у него с раннего детства.

В начале октября, вечером, в дверь его квартиры позвонили — на пороге стояли двое военных, один из них и вручил Морозову повестку.

В назначенный день у военкомата собрались разновозрастные призывники. Их «рассортировали» по специальностям. Виктор Григорьевич, имея незаурядные музыкальные способности, попал в духовой оркестр, основной задачей которого было поддерживать моральный дух ликвидаторов на ЧАЭС.

Быстрые сборы, и уже через полтора дня поезд прибыл на железнодорожный вокзал Киева, где мобилизованных ждали автомобили. Час-полтора езды, и прибыли на место — в палаточный городок воинской части. «Новобранцам» выдали обмундирование, постельные принадлежности, накормили, провели инструктаж по распорядку дня. Для духового оркестра он был несколько иной — более ранний (на полчаса) подъем, чем у остальных. За это время музыканты должны были не только сами взбодриться, подготовить инструменты, но и построиться на плацу, чтобы к 6 часам будить всю часть игрой оркестра.

За два месяца командировки Виктор Григорьевич выполнял разнообразную работу. Приходилось зачищать от краски подвальные помещения электростанции, обрабатывать раствором телефонные провода, работать лопатой, расчищая завалы, засыпать колодцы населенных пунктов. Из-за большого уровня радиации работали всегда минут по 30, а то и меньше, в смену, быстро меняя друг друга.

После работы каждый проходил спецобработку — горячий душ с хозяйственным мылом. Потом всех сажали в машину и отвозили в часть.

Об опасности радиационного облучения, по словам Виктора Григорьевича, всех работающих в зоне заражения постоянно предупреждали. А также и о том, какие последствия могут возникнуть в случае нарушения установленных правил. Но, как говорится, запретный плод всегда сладок — в огромных садах заброшенных домов зрел богатый урожай яблок. И находились смельчаки, которые, несмотря на все предупреждения, ели эти фрукты (можно только догадываться, что с ними стало лет через пять). Были и случаи мародерства — охотников до чужого добра прельщали пустые глазницы окон. Но такие попытки жестко пресекались.

Каждый ликвидатор постоянно имел при себе карманный дозиметр, поэтому мог самостоятельно контролировать уровень радиации. Безрассудное поведение одних ставило под угрозу жизнь остальных. Виктор Григорьевич часто вспоминает такой случай: однажды солдат нашел на атомной электростанции портсигар, проносил его целый день в кармане, обработал, как смог (мылом и водой), а потом попытался пронести в «чистую» зону. При выезде с ЧАЭС дозиметр, с помощью которого измеряли радиационный фон машины, зашкалил. Автомобиль повторно обработали раствором — результат тот же. Тогда всех находившихся в нем людей выстроили и попросили вывернуть карманы. Только тогда обнаружили опасный фоновый источник. Особенно запомнились Виктору Григорьевичу горькие моменты, когда они устанавливали памятники первым погибшим. Никто из солдат не мог смотреть в глаза матерям, женам и сестрам погибших. Некоторые тела так и не смогли достать из-под завалов...

В. Г. Морозов — инвалид ЧАЭС 3-й группы. Но он не о чем не жалеет. И если бы в 1986 году он знал, что произойдет с ним в будущем, то, не задумываясь, принял бы точно такое же решение.

Е. Власкина.
«Орехово-Зуевская Правда»
от 26 апреля 2003 года
Назад:
Лисовская Татьяна
Далее:
Перегудов Александр Владимирович

Показать комментарии читателей (0) или добавить свой
 


Информационный сайт города Орехово-Зуево.
©1999-2003 Владимиров Сергей; Маликов Андрей; Орлов Дмитрий;
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Rambler's Top100 Информационно-деловой портал Московской области