Rambler's Top100
Герб города Орехово-Зуево Московской областиОрехово-Зуево. Московская область. Информационный сайт города Орехово-ЗуевоФорум Объявления
Герб города Орехово-Зуево 
Поиск по сайту
Навигация
А Вы знаете этого человека?
Секретарёв Александр
Секретарёв Александр

Перегудов Александр Владимирович

Встреча с писателем (память о Перегудове)

Под влиянием дяди Виктора, брата отца, заядлого охотника, я с малых лет пристрастился к природе. С упоением читал и перечитывал альманах «Охотничьи просторы». В нем-то я впервые и прочитал охотничьи рассказы А.В. Перегудова. Они вызывали чувство радости и гордости за родные места, где я родился и живу. В книгах писателя часто упоминалось Дулёво - небольшой посёлок, прославившийся на весь мир своим фарфором. Схожу с автобуса, и мимо деревянной булочной иду по улочке с аккуратненькими домиками финского типа, окружёнными мачтовыми соснами. Мартовское небо сплошь затянуто низкими облаками. Всюду лежит грязный, осевший снег. У одного из домиков, над почтовым ящиком меня привлекает небольшая фарфоровая табличка с надписью «А. В. Перегудов». Так вот где с середины 30-х годов живет и работает один из любимых мной писателей. Здесь бывали Н.П. Смирнов, В.П. Правдухин, П.Г. Низовой, А.С. Яковлев, Л.М. Леонов. Большая часть «Цусимы» Новиковым-Прибоем написана была здесь.

Друзья Александра Владимировича были собратьями не только по перу, но и по охотничьей страсти. А для охоты было раздолье: дремучие леса с медовыми лугами, с живописными озёрами, топкими болотами. Я стоял как завороженный и разглядывал двор за низким палисадником, небольшой сад, соседние дома. Шагавший навстречу старичок повернул было к интересующему меня дому, но остановился и с любопытством посмотрел на меня. Был он невысокого роста, плотного телосложения, с доброй улыбкой на круглом лице, с лукавинкой в серых глазах. Я машинально поздоровался, он ответил на приветствие, и, чему-то улыбаясь, завел со мной разговор. Оказалось, что передо мной стоял сам Александр Владимирович Перегудов. Я был сильно смущён неожиданностью встречи с ним, но незаметно неловкость прошла, и наша беседа стала оживлённей. Говорили о наступающей весне, о лесе.

Вот так произошла моя первая встреча и, к большому сожалению, последняя встреча с писателем. В конторе Ликинского лесничества, рассказывая об этой встрече, я был немного огорчён, что присутствующие не разделяют моего восторга. А огорчение оказалось напрасным, и вот почему. Просто бухгалтер Клавдия Евсеевна Шмелева много лет жила с Перегудовым по соседству, а техник-лесовод Иван Семёнович Павлов знаком с ним много-много лет. Вот что он рассказал:

«Было это в тридцать пятом году. Летом мне исполнилось четырнадцать лет. Несмотря на возраст, я во всех делах по хозяйству помогал отцу. Отец работал лесником, и жили мы в сторожке, которая до сноса так и звалась — Павлова. Любил я в то время по лесу с ружьишком пошататься, с одностволочкой, выданной отцу для охраны леса. Редко без добычи приходил. Держали мы в то время гончака, Дуная. Хороший выжлец был, всем взял — и голосом, и статью, и мастерством. Много зайцев и лис взяли из-под него.

Октябрь — первый по-настоящему холодный месяц осени. «Весна и осень — на дню погод восемь», - говорят в народе. Тихие и ясные дни сменяются пасмурной погодой с пронизывающим ветром-листобоем, дождём-бусенцом. Моросит вроде слегка, а попадёшь под такой сеятель ознобкой мокроты, промокнешь до костей. Но даже пасмурный день не умаляет красоты осеннего леса. Соседний с куртинкой полуобнажённых берез осинник яркой листвой ловит каждое дуновение ветерка и вторит ему с трепетом. Плавно кружась, слетают листья осенней пробы. Воздух свежий, слегка кисловатый от опавших, но еще не прелых листьев. Издалека видны изумрудные сосны, ели в посветлевших березняках. Осоковые болотца пожухли, стали, где тускло-жёлтыми, где бурыми. Не изменились только моховые болота, храня завещанное им спокойствие. Одно тут прибавилось: рубиновые ягоды клюквы, но их видно только вблизи.

Я торопился домой, завтра свободный день пойду погонять зайчишку. Тележная колея вела краем старой вырубки, заросшей березой и осинником, мимо небольшого болотца с блестевшей между кочками водой, затем нырнула в хмурый ельник и, попетляв, выбежала на большую поляну, с противоположной стороны которой к лесу прижалась сторожка.

После слов отца мои радужные мечты о завтрашней охоте померкли: вечером, с ночлегом, придут охотники, и завтра они пойдут на охоту с Дунаем, а меня с собой не берут. Яне посмел возражать отцу, но решил делать по-своему. По макушкам деревьев красной лисицей кралась заря. Что-то вроде тихого ветерка, похожего на легкий вздох, прошелестело по лесу. Может быть, это черная ночь, крадучись, прижимаясь к земле, выползает из глухих чащоб? Я в тайне надеялся: а может охотники не придут ?Но вот послышались голоса, и в избу вошли двое. Перегудова я знал, а вот его спутника нет. Коренастый, усы как у запорожца. Что-то знакомое было в его обличье, а узнать не мог.

Спал плохо, беспокоясь пропустить выход охотников. Вот отец загремел самоварной трубой, запахло смолью лучины. Над крышей сарая, на фоне подсвеченного ущербной луной неба, вырисовывается неровная стена леса.

Казенная тишина оковала его, сделала еще загадочней. Густая темень, чернея дегтя, лезла в окно. Выходить было рано, но что-то острое, манящее тянуло из теплой избы. Торопливо ели, обжигаясь, пили чай. Наконец-то хлопнула дверь, послышался радостный визг Дуная. Я no-быстрому оделся, поел и, прихватив с вечера приготовленные ружье, патроны, хлеб, тихонько вышел во двор. Меня не пугало, что я не найду их. За вечерним чаем отец объяснял гостям, где они будут охотиться. Тропа круто свернула вправо, врезаясь в сухой, высокий тростник. Пахнуло сыростью, под ногами захлюпала болотная жижа. Но скоро стало тверже, и также неожиданно тропинка взбежала на взгорок. Стою, слушаю. Лга, вот они. Изредка порская, охотники продвигаются краем мшары.

Томительно ожидание гона, но когда понесется, закружится по лесу голос гончей, да такой с заливом, будто голосят несколько собак, то обо всем забывает охотник: о мешающих ходьбе пнях, колодинах, постоянно цепляющихся за одежду ветвях, о зябнущих руках, становятся невесомыми рюкзак, ружье. Чувствуешь себя бодро, весело. Скорей, скорей занять верный лаз! Неуверенно, раз, другой гавкнул Дунай, и зазвенел ровный гон. Подстраиваясь под гон, я столкнулся с отцом. Во время гона нельзя шуметь, и он махнул рукой, этот жест я принял за разрешение охотиться с ними. Слабо хлопнул выстрел, и радостное - «дошел!». Я с опаской вышел на небольшую полянку. Александр Владимирович за задние лапы держал целого беляка.

- С полем тебя, Саша, с почином! - поздравил его незнакомец и, глядя на меня, добавил, - Сразу видно настоящего охотника!

После такой похвалы я осмелел. Нежно огладив зайца, Перегудов аккуратно убрал его в рюкзак. Определив дальнейшее направление, разошлись. С тихим шорохом подкрался дождь, прошивая косыми стежками всё кругом, и также неожиданно прекратился. Лёгкий ветерок у нес рваные, мрачные тучи прочь, и лучи солнца заискрились в дождевых капельках. Стволы сосен заиграли бронзовым отливом, оживленно попискивая, засуетились синички. Тишину взорвал голос вышлепа. Позвучав на высоких нотах, спал на басы, опять поднялся до фальцета и перешел в неумолчный, стонущий гон. Беляк вёл собаку по болотистой низине, порой шёл по воде, петлял, стараясь сбить со следа своего преследователя. Но опытный гончак разбирался в его уловках и гамил, гамил. Тогда беляк выбрался на небольшую сосновую гривку и дал ходу, положившись на свои быстрые ноги. Здесь заяц начал ходить большими кругами. Но вот едва слышный гон стал нарастать как снежный ком. Я выбежал на знакомую поляну, от которой в обе стороны уходила просека. Стою не шевелясь, весь уйдя в зрение и слух крупный, чалый беляк легко и бесшумно, как птица, мелькал в порыжевшем папоротнике. Потихоньку поднимаю ружьё, уже ощущая в руке тяжесть трофея. Стрелять далековато, ближе надо подпустить, ближе! Пора, выстрел! Заяц резко затормозил и не то присел, не то прилег и, будто подброшенный пружиной, прыгнул далеко в сторону. Метрах в тридцати, из курятника молоденьких ёлочек, сухо стукнул дуплет. К вытянувшемуся зайцу не спеша подошёл незнакомец и, подняв его, крикнул: «Готов!». Подошедшие отец с Перегудовым поздравили его с полем. Время было за полдень, и решили перекусить. Направились к роднику, оживлённо обсуждая охоту.

- Здорово нас помотал зайчишка! Покрупнее твоего, Саша, будет, матёрый! - говорил незнакомец. - А Дунай-то, каков! Как хитрил косой, а он рубит и рубит!

-«Профессор» попался, с килограммом дроби на хвосте, -добавил отец, беря Дуная на сворку.

-А, гон-то, гон, как у Некрасова! - не умолкал незнакомец и с жаром продекламировал:

Хор так певуч, мелодичен и ровен,
Что твой Россини? Что твой Бетховен!

Тропинка, извиваясь как змея, бежит в синеватый сумрак леса. Крутым поворотом опустилась в ложбину и уткнулась в обрыв со старыми березами. Там сверкал и искрился родник, округлый бочажок до краев наполненным хрустальной водой. Па дне его резвые, упругие фонтанчики вырываются из земли, бьют ключом, раздвигая песчинки и мельчайшую гальку. Вырвавшись на свободу, вода не успокаивается в ленивом покое, а напористо переливается через бугорок и с тихим журчанием бежит в торфяные карьеры. Всегда чистый и весёлый, он живёт в постоянном действии, в кипучем созидании. Родит он воду - источник жизни и красоты на земле. От них, извечных поильцев, черпают силу реки.

Развели на старом кострище костер, вдосталь напились чаю, заваренного листьями брусники. Азарт охоты прошел, и я опять силился вспомнить, где же я видел этого жизнерадостного охотника, а он, оглядываясь окрест, задумчиво проговорил:

- Как здесь хорошо, так бы и сидел у костра, слушал лесную тишину, благодать тому, кто часто бывает наедине с природой.

Перегудов начал рассказывать, что прежде эти леса принадлежали московскому Чудову монастырю и звались лесной дачей «Патриарший бор».

Дома я получил от отца хорошую взбучку за то, что самовольно пошёл на охоту, за то, что стрелял не по «своему» зайцу. И только тогда от него узнал, что незнакомый охотник - известный писатель Алексей Силыч Новиков-Прибой. Без малого сорок лет прошло с тех пор, а помню, как будто это было вчера»

А.А. Анютенков

Здесь все наполнено памятью

Этот дом как-то стеснительно приютился на окраине Ликино-Дулева. И несмотря на такую скромность, в городе его знают многие. На мемориальной доске, укрепленной на фасаде, написано: «В этом доме в 1928 — 1989 г. жил и работал писатель Перегудов Александр Владимирович».

Со времени его смерти прошло уже 15 лет. Он прожил долгую жизнь, не дожив до своего 95-летия четыре дня. В последние годы старость писателя опекала племянница его жены В. И. Тодорская. Художник по профессии, член Союза художников России, она была личным секретарем Александра Владимировича, вела незатейливое хозяйство по дому, а сейчас является хранителем наследия писателя.

Еще при жизни А. В. Перегудов передал часть своего личного архива в Центральный Государственный архив литературы и искусства (ЦГАЛИ) г. Москвы и в Московский областной архив (ЦГАМО). Часть оставшегося архива и сейчас хранится в квартире дома, где писатель прожил более 60 лет. Сюда приезжали видные деятели искусства и литераторы, маститые и только начинающие. Часто бывал в доме писатель А. С. Новиков-Прибой. С 1930 по 1932 год он работал над романом-эпопеей «Цусима». Об этом говорит установленная на доме мемориальная доска.

«Домик Перегудова», как называли его в народе, был культурным центром Ликино-Дулева и всего нашего района. Учитывая все это, администрация города решением от 25 июня 1991 года присвоила имя А. В. Перегудова улице, на которой находится дом, Дулевской неполной школе № 4, ее коллектив много лет сотрудничал с писателем. Решение это было подписано председателем исполкома горсовета В. Н. Тютюньковым. А вот еще один документ, являющийся своего рода охранной грамотой. 22 мая 1992 года малый совет Ликино-Дулевского городского Совета народных депутатов принял решение «О мемориальном доме писателя-земляка А. В. Перегудова». Вот его содержание: «В целях сохранения дома, в котором жил и работал писатель-земляк А. В. Перегудов, и учитывая его историческое и культурное значение для города Ликино-Дулево, малый совет Ликино-Дулевского Совета народных депутатов решил:

  1. Сохранить дом писателя А. В. Перегудова № 42 по улице, носящей его имя, в том виде, который он имел при жизни писателя.
  2. РПТО ГХ (т. Куликов А. Н.) поручить осуществлять коммунальное обслуживание дома и хозяйственных построек.
  3. Администрации города (т. Тютюньков В. Н. ) оказывать финансовую поддержку и контроль за содержанием дома писателя А. В. Перегудова».
Председателель Совета народных депутатов
Н. П. Адамов.

В доме, а сам А. В. Перегудов мечтал после своей смерти дать ему статус дома-музея, поскольку сюда приезжали многие видные писатели России и жили здесь, сохранилось многое. Здесь прекрасная библиотека с редкими экземплярами книг, большая часть личного архива: письма, фотодокументы, литературное наследие, старая мебель. Все это в полной мере заслуживает того, чтобы стать музейными принадлежностями, но...

Это «но» оказалось большим препятствием на пути узаконивания музея. Прежде всего дом А. В. Перегудова имеет сейчас двух владельцев, то есть полдома принадлежат другим хозяевам, к писателю никакого отношения не имеющим, хотя весь дом входит в муниципальную собственность, а непосредственно квартира писателя, в которой сейчас живет В. И. Тодорская, приватизирована. Вот этот треугольник и стал своего рода бермудским.

Когда в доме потекла крыша, Вера Ивановна написала письма в АО «Дулевский фарфор», с руководством которого писатель в свое время поддерживал добрую связь, администрацию Ликино-Дулева в районную администрацию. Везде был отказ: это частный дом, и решайте ваши проблемы сами. Потом вроде начали обещать, городская администрация даже составила смету, но дело на этом и закончилось. Реальная помощь пришла только от генерального директора производственного объединения «Гжель» В. М. Логинова. Он выделил 20 тысяч рублей, рассчитывая на долевое участие администрации района и руководства Дулевского фарфорового завода. К сожалению, те ответили отказом. Пришлось крышу покрыть черной жестью на деньги гжельцев. На свою же пенсию В. И. Тодорская не в состоянии без помощи содержать этот приют писателя, место, в котором появились его прекрасные произведения. А проблем немало. Плохой фундамент. Уже долгое время в доме неисправна эдектропроводка. Лампочки постоянно перегорают. Вера Ивановна беспокоится за сохранность всего наследия писателя.

Накануне 110-летия со дня рождения А. В. Перегудова, а эта дата отмечалась в апреле нынешнего года, В. И. Тодорская снова обратилась в различные властные инстанции за помощью. Написала она письмо и губернатору. Реакция была моментальная: помочь навести порядок в доме, изыскать на необходимые работы средства. В районном отделе культуры это письмо лежит до сих пор — ищут юридическую основу для оказания помощи. А суть ее — 15 тысяч рублей для ремонта старой электропроводки. И опять причина: квартира частная, забывая при этом, что дом является муниципальной собственностью и стоит на балансе домоуправления № 1 города Ликино-Дулево.

Сама Вера Ивановна является по завещанию законной владелицей оставшегося наследия писателя, все это хранит для тех, кто приходит в этот дом сейчас, чтобы лучше познать жизнь и творчество писателя, для тех, кто придет сюда потом.

Впрочем, неправильно было бы сказать, что в отношении организации музея нет у администрации Ликино-Дулева и района вариантов. Было предложение разместить его в помещении краеведче-ского музея. Там могли выделить комнату. Вера Ивановна была согласна, однако эту комнату в дальнейшем передали общественной организации. Потом предложили сделать просто открытый уголок в общем зале... На мой взгляд, ни комната, ни «открытый уголок» не в состоянии рассказать в полной мере о жизни и творчестве «певца природы», как уже при жизни называли А. В. Перегудова почитатели его таланта, ведь не только литературное наследие, книги и фотодокументы, мебель, но и сам дом должен остаться неотъемлемой частью музея.

Трудно понять и другое. Вере Ивановне, пожилой женщине, воспитанной на высоких культурных основах, непонятно, почему во время празднования 110-летия со дня рождения писателя в его честь в библиотеках, Домах культуры было сказало много хороших слов, а конкретно в связи с этой датой дому писателя не было оказано никакой поддержки. Организация же музея в «открытом уголке» завершит формальное отношение к памяти Александра Владимировича. А то, что оно формально, можно судить хотя бы по такому факту. Ликино-Дулев-ская школа № 4 давно уже носит имя А. В. Перегудова. Мемориальной же доски, говорящей об этом, здесь нет. На улице, носящей его имя, лишь на одном доме висит указатель. Молчит по поводу сохранения дома и организации в нем музея писателя и созданная так называемая Перегудовская комиссия.

В такой ситуации В. И. Тодорская осталась наедине со своими, увы, на мой взгляд, далеко не личными проблемами. Она живет среди памяти большого русского писателя и еще со своими четырьмя кошками, старой дворняжкой, котом и петухом Кузей.

А вот что говорит сама В. И. Тодорская по этому поводу:

— Да, в начале 90-х годов прошлого века Ликино-Дулевская городская администрация и город-ской Совет приняли хорошие решения в отношении сохранения не только памяти о писателе, но и его дома. К сожалению, новые реалии оказались сильнее их. А. В. Перегудову принадлежала половина этого дома, во второй жили соседи. После того, как умер живший там сосед К. Л. Вставский, глава городской администрации В. Н. Тютюньков предложил квартиру писателя сделать мемориальной, то есть по сути дела музеем, а мне перейти жить в другую половину. Я согласилась и попросила лишь перенести туда ванну. Однако вместо этого в ту половину прислали новых жильцов. Новые соседи в 2000 году без проекта, без разрешения главного архитектора района перестроили половину дома, своей нелепой двухэтажной кирпичной пристройкой нарушили всю привычную архитектуру «Дома Перегудова». Сейчас он узнается только по установленным здесь мемориальным доскам.

Злые языки говорят, что я уже многое продала из наследия писателя. Ничего не продала, а вот кое-что было отдано и в хорошие руки. А. В. Перегудов всегда поддерживал тесные связи с Гжелью. Там его всегда любили и до сих пор сохряняют добрую память. Об этом центре фарфора Александр Владимирович писал в своем романе «В те далекие годы». Гжельцы считают его своим писателем. Именно в музей этого производственного объединения я передала письменный стол, стул писателя, шкаф с книгами, подарки, сувениры, а также фотопортрет А. В. Перегудова. Гжельцы зафиксировали на фотопленке весь дом писателя, стены его квартиры. Все вещи были переданы по описи. Дочери А. С. Новикова-Прибоя Ирине Алексеевне я вернула зажигалку, подаренную ее отцу номерным заводом с надписью: «А. С. Новикову-Прибою». Ее отец однажды подарил эту зажигалку жене А. В. Перегудова Марии Петровне для растопки печки и керосиновой лампы. Она хранилась в личных вещах Марии Петровны. Все, что находится в этом доме, а я прожила здесь долгие годы, для меня свято. Александр Владимирович всегда интересовался моим творчеством, поддерживал меня. Здесь осталась не только большая часть наследия писателя, почетного фарфориста, почетного гражданина Орехово-Зуевского района, награжденного орденом Трудового Красного Знамени, отмеченного многими другими правительственными наградами, но сам дух творчества и высокой человечности. Станет ли квартира писателя мемориальной, ответа на этот вопрос пока нет.

На снимках:
А. В. Перегудов с женой; в комнате писателя.
Г. Красуленков.
Фото А. Каблева.
Газета «Орехово-Зуевская Правда»
от 9 июля 2004 года
Назад:
Морозов Виктор Григорьевич
Далее:
Перескокова Зоя Николаевна

Комментарии читателей

Автор: Перегудов Владимир Владимирович (02.12.2004)
Перегудов А.В.
С благодарностью ко всем ценителям родственника
Автор: Перегудов Владимир Владимирович (02.12.2004)
Перегудов А.В.
С благодарностью ко всем ценителям творчества.
Автор: Перегудов Владимир Владимирович (02.12.2004)
Перегудов А.В.
Чем можно помочь?
Автор: Перегудов Владимир Владимирович (02.12.2004)
Перегудов А.В.
Чем можно помочь?

Комментарии читателей

Добавить свой комментарий

Author

Subject

Message

 


Информационный сайт города Орехово-Зуево.
©1999-2003 Владимиров Сергей; Маликов Андрей; Орлов Дмитрий;
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Rambler's Top100 Информационно-деловой портал Московской области