Rambler's Top100
Герб города Орехово-Зуево Московской областиОрехово-Зуево. Московская область. Информационный сайт города Орехово-ЗуевоФорум Объявления
Герб города Орехово-Зуево 
Поиск по сайту
Навигация
А Вы знаете этого человека?
Попов Сергей Владимирович
Попов Сергей Владимирович

Овчинников Георгий Александрович

Боец трудового фронта

Время неумолимо движется вперед, но не изгладятся из народной памяти наиболее значительные события из истории страны. Вот и Великая Отечественная война навсегда останется в памяти народной не только как огромное бедствие, обрушившееся на нашу страну и нарушившее мирный труд советских людей, но и как великое испытание для миллионов мужчин и женщин, юношей и девушек, подростков, чей беспримерный подвиг на фронте и в тылу приблизил час победы.

В этом году наша страна, весь народ готовится к знаменательной дате – 60-летию Великой Победы советского народа над оголтелыми фашистами, вероломно напавшими на нашу Родину.

Но исход войны решил не только фронт, но и крепкий тыл, обеспечивший защитников Родины всем необходимым. Поэтому было бы справедливо рассказать на страницах нашей газеты о тех тружениках заводов и фабрик, что своим трудом помогали в тылу ковать победу. И сегодня у нас в гостях Георгий Александрович Овчинников – труженик тыла.

– Георгий Александрович, где и когда Вы родились?

– Я родился 16 августа 1914 года в селе Веринское Троицкого района Челябинской области.

– Как Вы оказались в г. Орехово-Зуево?

– Окончил ФЗУ в Перми и поступил учиться на вечернее отделение машиностроительного техникума. Но на 3-м курсе прервал учебу, так как переехал к своему старшему брату в г. Орехово-Зуево.

– И как сложилась Ваша дальнейшая судьба?

– В августе 1938 года я поступил работать на завод «Респиратор» (тогда он назывался завод №3 Треста техники безопасности) токарем в ремонтный цех. Цех был небольшой, из нового оборудования было два станка «ДИП-200», продольно-строгальный, кругло-шлифовальный, поперечно-строгальный. В октябре 1939 года меня назначили сменным мастером в насосный отдел, где в основном было универсальное оборудование и пять крупных револьверных станков новой модели Московского станкозавода имени Орджоникидзе. Для освоения этих станков наш завод заключил договор с научно-исследовательским институтом. В этот период вышло несколько важных правительственных постановлений, среди которых было постановление об укреплении дисциплины. Оно не допускало опозданий на работу и прогулов. За опоздание на работу более чем на 20 минут полагалось увольнение с завода.

– Когда в первый раз Вы услышали слово война?

– 23 июня в «Последних известиях», переданных по радио в 12 часов дня, было сообщено, что фашистская Германия вероломно, без объявления войны, напала на Советский Союз. Поверить в это было очень трудно, но война пришла.

Каждому военнообязанному было указано, в какой из дней после объявления мобилизации он должен явиться на сборный пункт. Буквально со следующего дня военнообязанные начали получать повестки и уходить в армию. Вместо них начали поступать на работу молодые люди 16 – 17 лет, но, естественно, эта замена была неравнозначная, а план оставался планом. На токарных станках обрабатывались сложные отливки – основные детали для насосов, т.е. рамы, станины, корпуса. С этих станков ушли на фронт А.И. Чухов, И.Е. Антонов, А.И.Егоров и др. Обработка деталей почти встала. Через полтора месяца после начала войны из многочисленного состава квалифицированных рабочих осталось человек 10. Работать стало невероятно трудно. Рабочие неопытные, многие из них из сельской местности, пришли на завод по повесткам, к режиму работ непривычные. Налаживать работу на многих станках пришлось нам, мастерам.

– Каково было положение на фронте в это время?

– С первых дней войны внимание всех было приковано к положению на фронтах. На территории завода росли огромные тополя, и каждое утро кто-то на них развешивал большую карту СССР и на ней отмечали положение наших войск. В обеденные перерывы здесь собирались рабочие и вели оживленное обсуждение. Все ждали, что вот-вот пружина начнет раскручиваться в обратную сторону и наши войска погонят фашистов назад. Но пружина не раскручивалась, а пока только сжималась. В августе 1941 года были введены карточки на все продукты питания, а предприятия были прикреплены к определенным магазинам, где эти карточки «отоваривались».

Начались налеты вражеской авиации на Москву. Положение на фронтах было критическое.

– А почему завод не эвакуировали?

– В октябре поступило распоряжение готовить завод к эвакуации в г. Барнаул. Начался демонтаж оборудования. В декабре эвакуацию приостановили из-за отсутствия места в Барнауле. И в 1942 году завод снова начал работать по усиленному режиму.

Весной 1942 года было очень трудно. Продуктов, выдаваемых на карточки, явно не хватало, а запасов, хотя бы картошки, большинство рабочих не имело. Кружка квашеной капусты, стакан соли стоили на рынке 25 рублей и более. Буханка черного хлеба на рынке доходила до 200 рублей. Зарплаты сразу всем не стало хватать. Увеличилась смертность. От недоедания люди заболевали дистрофией.

В июле 1942 года меня назначили старшим мастером дыхательного отдела. Все оборудование состояло только из револьверных станков. Было восемь групп станков, по 4-5 станков в каждой группе, основная специальность рабочих – револьверщики. В нашем коллективе работали опытные пожилые работницы на сорока седьмых «Питлерах». Револьверщицы и наладчицы впоследствии стали основным костяком квалифицированных рабочих на заводе. Мы работали по заказу фронта – изготовляли запалы для гранат, взрывные устройства, подрывные машинки и др.

Станки крутились все три смены, но рабочих на каждом станке было только по два человека, поэтому люди работали по 12 часов. Выходных не было. Трудно было работать в темное время суток, так как по законам военного времени с наступлением темноты необходимо было соблюдать светомаскировку. Все рамы на окнах закрывались, и спускались светомаскировочные шторы, поэтому в цехе было душно.

В каждой квартире была радиотрансляционная точка. Репродуктор не выключался, так как воздушные тревоги объявлялись около полуночи. Во время тревог станки не останавливались, но руководящий состав должен был прибыть на завод, на свой участок. Моей главной задачей было обеспечение наивысшей производительности на каждом станке, исключая простои и брак. Рабочий день у меня обычно заканчивался в 9-10 часов вечера. Но пока не убедишься, что ночная смена будет работать бесперебойно до утра, а положенное на эти сутки задание будет выполнено, – домой не уйдешь.

– Что поддерживало Вас и Ваших товарищей в эти страшные годы?

– Настроение людей во многом зависело от вестей с фронта. С августа 1942 года в течение шести месяцев внимание всех было приковано к Сталинградской битве, и уже после этой победы и победы на Курской дуге все воспряли духом.

– Награждали не только на фронте, но и в тылу. Какие награды имеете Вы?

– В сентябре 1945 года награжден медалью «За трудовую доблесть», вручали ее в Кремле; после окончания войны награжден медалями «За оборону Москвы», «За доблестный труд в ВОВ 1941 – 1945 гг.», «В память 800-летия Москвы»; имею нагрудный знак «За активную работу в органах народного контроля»; в 1966 г. мне вручили орден «Знак почета»; в 1970 г. – медаль «За доблестный труд в ознаменование 100-ия со дня рождения В.И. Ленина».

– Благодарю Вас, Георгий Александрович, за беседу. Крепкого Вам здоровья!

Беседу вела Р. Кабанова
Газета «Свобода и Слово»
от 23 марта 2005 года

Ссылки по теме:

Назад:
Мухомятова Татьяна Никитична
Далее:
Петров Александр Александрович

Показать комментарии читателей (0) или добавить свой
 


Информационный сайт города Орехово-Зуево.
©1999-2003 Владимиров Сергей; Маликов Андрей; Орлов Дмитрий;
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Rambler's Top100 Информационно-деловой портал Московской области