Rambler's Top100
Герб города Орехово-Зуево Московской областиОрехово-Зуево. Московская область. Информационный сайт города Орехово-ЗуевоФорум Объявления
Герб города Орехово-Зуево 
Поиск по сайту
Навигация
А Вы знаете этого человека?
Попов Виктов Алексеевич
Попов Виктов Алексеевич

Рыбин Сергей Александрович

погиб 2 июня 1987 года в Афганистане

Белые журавли


Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Такую песню исполнял Марк Бернес, отдавая дань памяти тем, кто не вернулся с «кровавых полей». И это не только участники Великой Отечественной войны, но и те, кто 10 лет выполнял свой интернациональный долг в Афганистане, кто участвует в антитеррористической операции в Чечне сегодня. Это наши мальчики - сыновья и братья, воевавшие и погибшие в то время, когда всем остальным светило мирное солнце. Но пока о них помнят родные, друзья и просто знакомые - они живы.

Мы продолжаем рубрику «Белые журавли», в которой рассказываем читателям, жителям города и района, о каждом погибшем нашем земляке. Знаете, каким он парнем был? - читайте, детям и внукам передайте, потому что предать забвению каждого из них мы не имеем права. Наш человеческий долг - знать и помнить!

Сережа Рыбин всю свою сознательную жизнь мечтал получить хорошее образование - школа, училище, техникум, институт, потом работать на высокой должности и обязательно жить в Москве. В столицу к себе он хотел забрать из Орехово-Зуева мать с сестренкой. Часть его мечты сбылась: окончил восемь классов и поступил в торговое училище. Перед тем, как сделать следующий шаг, ему предстояло послужить в Советской Армии. И здесь была своя «установка»: «Буду служить за границей - подарков всем привезу!» Она тоже исполнилась, но наполовину. Этой «заграницей» стал Афганистан, а подарков никто так и не дождался...

Он был удивительно красивым мальчиком с самого рождения. Может быть, потому обращал на себя внимание знакомых и незнакомых людей. Они всплескивали руками и изумлялись: «Ну прямо как девочка!» Месяц его рождения - август - подарил мальчишке с Кировского поселка, растущему в морозовской казарме № 9 в Клязьминском проезде, теплоту души, мягкий характер и копну белокурых волос. Он был любимчиком всех родственников, всего дома, где жила семья. А с бабушкой Евдокией Филипповной его объединяло какое-то особое родство душ: она его любила без памяти, как говорили раньше, «обмирала о внуке», а он все свободное время проводил у нее. Кстати, и имя мальчику тоже дала бабушка.

Лидия Ивановна, мама Сережи, работала тогда на первой ткацкой фабрике. На первой прядильной трудилась бабушка. И, кажется, намечалась династия Рыбиных, когда Сережины родители встретились - его отец Александр Дмитриевич тоже «с первой ткацкой». Но, как говорится, не судьба. Когда мальчику было три года, они расстались. Потом мама вышла замуж снова, и отчим, который стал малышу настоящим отцом, не делил детей на своих и чужих - от второго брака появилась дочка Светлана. Как говорил Аркадий Павлович, не тот отец, что родил, а тот, что вырастил. Такая же позиция, только наоборот, видно, была и у Сережиного родного отца - он напрочь забыл о существовании сына, едва распалась семья.

Мальчик рос на удивление самостоятельным, хозяйственным и домашним.

- Я с работы приду, - говорит Лидия Ивановна, - а у него все готово, обед на столе: «Мама, покушай!» Очень любил блины печь. В холодильник заглянет: «Да, пустовато что-то у нас, пора затаривать», - и сам по магазинам за покупками. Затеет мама стирку перед работой, вернется со смены, белье уже выглажено и аккуратно стопочкой сложено. А еще он был открытым и откровенным, но при этом не терпел фальши и несправедливости. Когда сталкивался с подобным, прямо говорил, что не нравится, что не так.

Сережа Рыбин был обычным советским мальчишкой из рабочей семьи. Маленьким ходил в ясли и садик, потом в школу № 8, а оканчивал уже школу № 22 - семья несколько раз переезжала из одного района города в другой. Рос крепким и здоровеньким, мог спать, даже когда рядом с ним играла громкая музыка, почти не болел, если не считать одного случая. Мама купила мандарины, много. И он почти все их съел. Вернувшись с работы, родители увидели нечто: мальчик как-бы раздулся и был странного цвета. Вызвали «Скорую», та отвезла ребенка в больницу - аллергия. Лечили долго.

В школе он учился средне, что для мальчишки неудивительно. Особо не любил алгебру, наверное, потому, что не очень понимал. Зато увлекался химией, нравились опыты, которые на уроках показывал учитель. В свободное время он любил слушать музыку. Очень ему нравилось, как поет Алла Пугачева, даже на ее концерты ездил. Увлекался итальянской эстрадой.

А в торговом училище его хвалили за успеваемость, как говорят в таких случаях: повзрослел, за ум взялся. Особенно отличался на практике, получал «отлично», его даже оставили в магазине, где он ее проходил, работать. Правда, случались курьезы, когда в продуктовом магазине покупатели, пытаясь привлечь к себе внимание, обращались к кудрявому юноше: «Девушка, скажите...», - на что получали в ответ: «Какая я вам девушка!» Но ему выбранная профессия нравилась, только оставаться простым продавцом не собирался: «Отслужу армию и буду учиться дальше!» Потому и девочки у него до призыва, с которой бы дружил, не было. А ведь в торговом училище, как говорится, не хочешь да найдешь, в группах в основном девчонки - только выбирай. «Куда торопиться, - считал Сережа, - это помешает моим планам. Вот отучусь, уж тогда...» И маму успокаивал: «Я все успею, у меня все впереди...»

Идти в армию в советское время считалось делом чести и показателем мужественности, что ли: что это за мужик, который в армии не был! Поэтому идти или не идти, даже в самый разгар войны в Афгане, вопрос не стоял. Конечно, идти! Да еще, если повезет, попасть в Афганистан. Ему «повезло». Он писал домой из-за границы, что купил сестре «дипломат» (мечта того времени и подростков, и взрослых) в подарок, чтобы она больше не приставала с просьбами к матери, а ждала его возвращения. Ему оставалось служить пять месяцев, он мечтал о дембеле, о том, как вернется домой, встретится с родными и друзьями...

Сначала он учился в Ашхабаде, потом попал в мотострелковые войска. Часто писал домой. К сожалению, письма Лидия Ивановна не уберегла, да тут нет ее вины. Когда Сережа погиб, кто-то из корреспондентов «на время» взял эти весточки от сына. Да так и не вернул. Было это давно, и она уже не помнит, кто приходил к ней тогда: из газеты, с радио? Остались у нее от «армейского» периода сына одна фотография и награды: орден Красной Звезды да медаль «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».

О том, как погиб сын, мать знает со слов «сопровождающего», того, кто привез «груз-200». 2 июня 1987 года в районе города Кандагара он участвовал в выполнении боевой задачи - рота пошла в разведку и попала в засаду. Завязался бой. Их было 40 человек, они хотели отойти на более выгодный рубеж, остались в живых восемь. Группа, в которой находился Сергей, прикрывала отход. Он был ранен, но продолжал вести огонь. Второе ранение оказалось смертельным.

Когда пришли сообщить о случившемся, Лидии Ивановны не было дома, она уезжала за дочерью в Костерево. Когда вернулась, бабушка Евдокия Филипповна рассказала ей о странном посещении. Из магазина, где работал Сережа, приезжали к ней заведующая вместе с соседом Рыбиных, который там же был грузчиком. Приезжали вроде как справиться: куда после армии пойдет внук - в магазин вернется или будет учиться поступать? Только они уехали, приехал начальник с работы Лидии Ивановны. С чего бы это такое внимание, подумала она. А тут из магазина опять пришли: заведующая вас просит срочно. И они пошли вместе со Светланкой, еще не понимая, в чем дело.

Мать помнит, что там, в магазине, все были с ней очень вежливы, как-то прятали глаза и старались не смотреть на нее. В кабинете у заведующей пахло валерьянкой. Она помнит фразу, сказанную кассиршей: «Парень-то какой хороший, как жалко-то!» И опять Лидия Ивановна не приняла ее на свой счет, только недоумевала: пригласить пригласили, а зачем - не говорят. Она уже поняла: что-то случилось, но спросить сама не решалась, боялась, что узнает самое худшее.

Ее вместе с дочерью посадили в машину, мол, надо кое-куда доехать, а потом уж..., покружив по городу, доехали до военкомата. Она оцепенела и не понимала, что говорит горвоенком, почему вдруг появились люди в белых халатах, почему вдруг она утратила способность двигаться и говорить. Их с дочкой снова посадили в машину и повезли домой, «Скорая» поехала следом и не зря, потому что там потребовалась помощь бабушке. Она так и не смогла пережить гибель внука, ее не стало ровно через год. Кстати, накануне она увидела сон: родной внучек Сереженька, живой и здоровый, манит ее: «Бабушка, ты хотела, чтоб я с тобой жил, приходи, я тебе комнату нашел!» Вот и не верь после этого снам.

Е.Романова.
Фото из семейного архива.
«Орехово-Зуевская Правда» от 24 декабря 2002 года
Назад:
Посметный Николай Андреевич
Далее:
Терентьев Георгий Иванович

Показать комментарии читателей (1) или добавить свой
 


Информационный сайт города Орехово-Зуево.
©1999-2003 Владимиров Сергей; Маликов Андрей; Орлов Дмитрий;
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Rambler's Top100 Информационно-деловой портал Московской области